+7 926 9561571

Мировая энергетика в начале XXI века.

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



Матвеев И.Е.: Мировая энергетика в начале XXI века. Авторская статья.

Сокращенная версия статьи опубликована в специализированном журнале «Бурение и нефть» в октябре 2016 года.

 

 

В наступившем веке ход развития мирового энергетического рынка определяется набором разнонаправленных факторов. К числу основных их них относятся:


  1. слом парадигмы развития мирового сообщества, навязываемой ведущими странами Запада, разноскоростное возвышение нескольких «полюсов силы», деформация энергетического ландшафта по умозрительным нефтегазовым «меридианам и параллелям»,
  2. сокращение добычи на традиционных месторождениях, переход к освоению более дорогих в разработке залежей,
  3. вовлечение в оборот локальных источников энергии – горючих сланцев, торфа, тяжелой нефти, нетрадиционного газа, а также биомассы, энергии воды и других видов возобновляемых источников энергии (ВИЭ),
  4. развитие атомной энергетики на новом технологическом уровне,
  5. расширение и модификация транспортной инфраструктуры (маршрутов доставки нефти, газа, угля, и др.), сетевого хозяйства (в электроэнергетике),
  6. изменение механизмов ценообразования на рынке нефти и адаптация мировой экономики к нестабильным ценам на первичные топливно-энергетические ресурсы,
  7. регионализация международной торговли, в том числе в рамках мега-проектов,
  8. изменение структуры спроса на первичную энергию,
  9. увеличение рисков и тяжести последствий антропогенных и природных катастроф,
  10. ужесточение экологических норм.

Рассмотрим основные параметры мирового энергетического хозяйства и их изменения в ближайшем прошлом – в период с 2001 г. по 2015 г., обозначим основные факторы и направления развития его ключевых секторов.

Потребление первичной энергии. В 2001 – 2015 гг. спрос на первичные топливно-энергетические ресурсы (ТЭР) увеличивался неравномерно, как и развитие глобального хозяйства. В начале первого десятилетия в ряде стран ОЭСР проявилась тенденция опережающего роста ВВП по сравнению с энергопотреблением.

Так, в 2001 г. энергетические потребности мировой экономики находилось на уровне 9 млрд. т н.э., а в 2015 г. данный показатель увеличился почти в 1,5 раза и превысил 13 млрд. т. н.э. Темпы прироста потребления первичной энергии приближались к максимальным значениям (около 5% в год) в 2004 г., 2005 г. и немного позднее - в 2010 г., в ходе попытки восстановления глобального хозяйства после финансово-экономического кризиса.  

Значительное сокращение спроса на первичную энергию было отмечено в 2009 г. (на 1,5% к аналогичному показателю 2008 г.). В 2014 г. и 2015 г. зафиксировано уменьшение среднегодовых темпов прироста энергопотребления до 1%.

До середины 2000-х годов развитые экономики потребляли более 50% первичных ТЭР, поступивших в мировое хозяйство. В 2006-2007 гг. ситуация изменилась на противоположную, а в 2015 г. на долю стран ОЭСР приходилось уже около 40% суммарного спроса на первичную энергию.

В 2000-х годах предложение стремилось соответствовать спросу. В начале второго десятилетия на рынке начали образовываться излишки первичных ТЭР, которые в 2015 г. оценивались в 86 млн. т н.э. (в 2014 г. – 44 млн. т н.э., в 2013 г. – 30 млн. т н.э.). Данные, характеризующие мировой рынок первичной энергии, представлены на рисунке 1.


Производство, потребление первичной энергии и мировой2005 – 2015 гг., млн. т н.э.

Рисунок 1. Производство, потребление первичной энергии (левая шкала) и мировой энергобаланс (правая шкала) в 2005 – 2015 гг., млн. т н.э.

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy June 2016», p. 40.

В 2001 – 2015 гг. структура расходной части глобального энергобаланса продолжала эволюционировать. Сократились доли нефти и атомной электроэнергии на 5 п.п. и 2 п.п. соответственно. Вырос удельный вес угля и возобновляемых энергоносителей.  Аналогичные показатели для газа и гидроэнергии остались на прежних уровнях - около 23% и 6-7%.

Таким образом, ископаемое топливо, удельный вес которого в современной структуре расходной части мирового энергобаланса превышает 85%, было и остается в обозримой перспективе базой для производства первичной энергии.

Рассмотрим более подробно основные показатели ключевых секторов энергетики – нефтяного, газового, угольного, гидроэнергетики, атомной электроэнергетики и сферы ВИЭ.

Нефтяное хозяйство. Залежи нефти в земной коре распределены неравномерно. По объему запасов лидером продолжает оставаться Ближний и Средний Восток, на долю которого приходится около половины глобальных разведанных запасов. В 2015 г. в этой части мира ведущее положение занимала Саудовская Аравия, обладавшая 16% мировых запасов нефти, за ней следовали Иран (9%), Ирак (8%), Кувейт и Россия (по 6%).

В 2001 – 2015 гг. список ключевых производителей нефти не изменился, в отличие от рейтинга ее потребителей. На протяжении указанного периода основными нефтедобывающими государствами являлись Саудовская Аравия, США и Российская Федерация. В 2014 – 2015 гг. существенно (более чем на 10%) увеличилось производство нефти в Великобритании и Ираке, сократилось - в Австралии (на 10%), Йемене (на 68%), Тунисе (14%), Ливии (на 13%), Судане (12%) и Перу (11%).  

В начале 2000-х годов в число ведущих потребителей нефти входили США (25,1% мирового потребления), объединенная Европа (19,7%), Япония (6,9%) и Китай (6,4%). В 2015 г. к указанным субъектам добавились Индия и Саудовская Аравия, наращивающая нефтепереработку. Обращает на себя внимание сокращение в глобальной структуре потребления нефти удельного веса таких экономик, как США, ЕС и Япония, при росте данного показателя для КНР, Индии и Саудовской Аравии.

Нефть составляет основу энергообеспечения ряда добывающих государств. В 2015 г. в структуре расходной части национального энергобаланса доля данного энергоносителя   составила: в Саудовской Аравии - 64%, Кувейте - более 57%, Венесуэле, Индонезии и ОАЭ - примерно по 40%.

Перспективы развития глобального нефтяного хозяйства связаны с разведкой и добычей жидких углеводородов на морском шельфе, глубоководных участках мирового океана, в районах северного и южного полюсов Земли, нетрадиционных видов нефти, внедрением технологий, повышающих нефтеотдачу пластов, позволяющих производить вторичную добычу углеводородов на законсервированных скважинах и др.

Газовая отрасль. Более ¾ мировых залежей газа находятся на Евразийском континенте, при этом на Ближний и Средний Восток приходится около 43% глобальных запасов. В странах Евросоюза, Норвегии и бывшего СССР этот показатель составляет около 30%.

Развитые страны почти не наделены природными ресурсами газа – на их долю приходится примерно 10% мировых залежей (в основном – за счет наличия крупных запасов в Северной Америке).

         В 2001 г. ведущие позиции в производстве газообразных углеводородов принадлежали трем государствам (доля суммарной добычи, %): США (23), России (22), Канаде (8), на которых приходилось более половины глобального производства. На четвертом и пятом местах этом рейтинге находились Великобритания (4) и Алжир (3).

В 2015 г. число крупных участников рынка увеличилось, что усилило конкуренцию производителей в этом секторе мировой энергетики. Первая и вторая позиции в мире сохранилась за США (22%) и Россией (16%), далее находились Иран (более 5%), Катар, Китай и Канада (по 5%), Норвегия и Саудовская Аравия (по 3%). 

В 2014-2015 гг. значительно (более чем на 10%) увеличили добычу газа Венесуэла, Ирак, Нигерия, Бангладеш, Мьянма, в несколько меньшем объеме – Австралия (на 9%), Великобритания и Норвегия (на 8%). Резко снизилось производство в Нидерландах (на 22%) и Йемене (на 70%).

         В начале первого десятилетия по потреблению газа выделялись три субъекта мировой экономики - США (26%), ЕС (18%) и Россия (15%).

В 2015 г. в тройку лидеров, по-прежнему, входили США (23%), Евросоюз и Россия (по 11%). В крупных объемах расходовали природный газ Китай и Иран (по 6%), Япония, Саудовская Аравия и Канада (по 3%).

         В 2015 г. доминирующее положение газа в расходной части национального энергобаланса было отмечено в следующих странах (доля в, %): Катар (79), Алжир и Иран (65), ОАЭ (60), Россия (52), а также Кувейт (43) и Венесуэла (39). Для Саудовской Аравии и Италии данный показатель находится на уровне 36%, США и Великобритании – около 30%. 

Развитие газовой отрасли в долгосрочной перспективе связано с расширением транспортной инфраструктуры (трубопроводной, СПГ), разработкой месторождений, расположенных в удаленных и труднодоступных районах, увеличением добычи из нетрадиционных источников (сланцев, угольных пластов, низкопроницаемых коллекторов, а также газогидратов и др.), ужесточением экологических норм.

         Угольная индустрия. Крупнейшими запасами угля обладают пять стран: США, Россия, КНР, Австралия и Индия (контролируют примерно 2/3 мировых залежей).

В 2001 г. по добыче угля первое место в мире занимал Китай, за ним следовали США, ЕС, Индия и Австралия. Более 100 млн. т н.э. в год производили Россия и ЮАР.

В 2015 г. КНР и США остались на ведущих позициях, однако, Китай нарастил производство в 2,6 раза, а США, наоборот, сократили объем выпуска на 23%. Следующие три места в рейтинге крупнейших поставщиков принадлежали Индии, Австралии и Индонезии, сумевшей расширить добычу данного энергоносителя более чем в два раза.

В начале 2000-х годов по объему потребления угля выделялись три хозяйствующих субъекта - Китай, США и ЕС. В 2015 г. лидирующие позиции в мире по данному показателю заняли Китай и Индия, нарастившие внутренний спрос почти в два раза.

Отметим, что в 2001 – 2015 гг. Япония, электроэнергетическая отрасль которой почти на 40% зависит от данного энергоносителя, увеличила на 16% потребление твердого топлива.

К государствам, экономика которых опирается в основном на уголь, в 2015 г. относились следующие страны (доля в расходной части энергобаланса, %): Китай - 64, Индия - 58, Индонезия - 41, Австралия – 37.

Перспективы развития угольной отрасли можно оценить как позитивные в первую очередь ввиду наличия значительных по объему и относительно доступных природных запасов в различных регионах мира, развитием транспортной инфраструктуры и прогрессивных видов транспортировки угля, а также внедрением «чистых» технологий использования твердого топлива:

  1. пылеугольного сжигания при сверхкритических и ультра-сверхкритических параметрах пара,
  2.  сжигания в псевдожидком состоянии,
  3.  внутрицикловой газификации,
  4.  производства синтетического жидкого топлива,
  5.  эффективного пылеулавливания и др.

Атомная энергетика. В настоящее время объекты атомной электроэнергетики функционируют в 65 странах мира, но полным спектром технологий ядерно-топливного цикла обладают только два Россия и США.

В сентябре 2014 г. МАГАТЭ и «Агентство по ядерной энергии ОЭСР» актуализировали данные о глобальных запасах ядерного топлива, производстве и спросе на уран и торий.

В 2011-2013 гг. мировые запасы урана увеличились, однако, этот рост обеспечили в основном дорогостоящие в разработке месторождения в первую очередь в таких странах, как Австралия, Канада, Чехия, Гренландия, Казахстан, Китай, ЮАР.

В 2013 г. в географическом разрезе мировыми лидерами по запасам уранового сырья стали (доля в мировых запасах в ценовом секторе не более 130 долл./кг, %): в Евразии - Казахстан (12), Россия (9), КНР (3), Украина, Монголия и Узбекистан (по 2), в Америке - Бразилия (5), США (4) и Канада (8), в Африке - Нигер (7), Намибия и ЮАР (по 6), Танзания и Ботсвана (по 1), в Австралии и Океании - Австралия (29).

Число стран, добывающих урановую руду, непрерывно увеличивается. В начале второго десятилетия производство урана велось в 21-м государстве. Первое место в мире занимал Казахстан (36 глобального выпуска), за ним следовали Канада (15%), Австралия (12%), Намибия и Нигер (по 8%), а также Россия (5%).

В первой половине 2000-х годов потребление атомной электроэнергии нарастало, после 2006 г. – снижалось. Данные о глобальном потреблении атомной и гидроэлектроэнергии приведены на рисунке 2. 

. Потребление атомной и гидроэлектроэнергии в мире в 2000 – 2015 гг., млн т н.э.



Рисунок 2. Потребление атомной и гидроэлектроэнергии в мире в 2000 – 2015 гг., млн т н.э.

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy, June 2016», «BP Statistical Review of World Energy, June 2010».


Осторожное отношение мирового сообщества к атомной отрасли связано в первую очередь с катастрофами на Украине (Чернобыльская АЭС) и в Японии (АЭС «Фукусима-1»). В 2011 г. специалисты МАГАТЭ и ОЭСР приступили к разработке более жестких технических требований к АЭС в части безопасности (персонала АЭС и населения, окружающей среды, объектов атомной энергетики, инфраструктуры и др.). Внедрение новых стандартов может занять несколько лет – до 2020 г. и более.

По состоянию на август 2016 г. в мире эксплуатировались 448 ядерных реакторов суммарной мощностью более 390 ГВт (эл.). Для сравнения: в 2001 г. действовало 438 реакторов, мощность которых была меньше - 353 ГВт (эл.). По уровню установленной мощности АЭС лидировали следующие страны (ГВт): США (99), Франция (63), Япония (40), Китай (29), Россия (25) и Республика Корея (23).

В отдельных государствах энергия атома является основой электроэнергетики. Например, в структуре выработки электроэнергии Франции доля атомной электроэнергии находилась на уровне 76%, для Украины и Словакии данный показатель составил 56%, Венгрии - 52%.

Потенциал роста мировой атомной отрасли как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане, сосредоточен в развивающихся странах, а в географическом измерении – в АТР, где реализуются 46 проектов по созданию новых энергоблоков (всего в мире создаются более 70 атомных реакторов), а также на Ближнем и Среднем Востоке, в более отдаленной перспективе - в Северной Африке.

В первой половине 2016 г. основные объемы строительства АЭС находились в Китае и Индии, а также в Республике Беларусь и ОАЭ.

Перспективы развития отрасли с технологической точки зрения связаны с разработкой и внедрением более безопасных технологий, в том числе атомных реакторов на быстрых нейтронах, а в умозрительной перспективе – овладением реакцией термоядерного синтеза. Сдерживающим фактором является риск распространения ядерного оружия. 

Гидроэнергетика. В 2001 – 2015 гг. установленная мощность крупных ГЭС стабильно расширялась. В 2001 г. данный показатель оценивался в 699 ГВт, в 2005 г. – 771 ГВт, в 2009 г. – 886 ГВт, в 2015 г. – 1,2 ТВт. Мировыми лидерами по данному показателю стали следующие страны (ГВт): КНР (320), США (102), Бразилия (91).

В начале второго десятилетия высокими темпами отрасль развивалась вне государств-членов ОЭСР. Так, по объему мощностей ГЭС, веденных в эксплуатацию в 2015 г., первое место занимал Китай (19,2 ГВТ), второе - Бразилия (2,5 ГВт), далее следовали Турция (2,2 ГВт), Индия (1,9 ГВт), Иран и Вьетнам (по 1 ГВт).

В 2001 – 2015 гг. потребление энергии, выработанной на базе крупных гидроэлектростанций, выросло примерно в два раза. В структуре расходной части мирового энергобаланса доля гидроэнергии (крупные ГЭС) в начале 2000-х годов оценивалась в 6,4%%, в 2015 г. – 6,8%.

Данные, характеризующие мировое потребление электроэнергии, произведенной с использованием ГЭС, представлены на рисунке 2.

Перспективы развития гидроэнергетики обусловлены рядом факторов. В их числе можно указать:

  1. политику ООН, направленную на снижение выбросов в атмосферу «парниковых» газов, борьбу с нехваткой пресной воды, обеспечение глобальной экологической устойчивости, поддержку «зеленой» энергетики и др.,
  2. планы развития гидроэнергетики (в том числе средней, малой) стран, не входящих в ОЭСР,
  3. социально-экономические противоречия, например, в Центральной Азии, как сдерживающий фактор.

Возобновляемые источники энергии. В наступившем веке статус возобновляемой энергетики и сферы энергоэфективности повысился. Планы по развитию этих секторов стали частью программ международных организаций по устойчивому развитию мировой экономики. Во многих стран мира были приняты комплексные меры государственной поддержки возобновляемой энергетики, при этом высокую заинтересованность в расширении использования ВИЭ начали проявлять развивающиеся экономики.

В отраслевой науке определились основные направления работы ученых и специалистов. Расширилась сеть информационных и аналитических ресурсов, поддерживающих и продвигающих внедрение «зеленых» технологий. В конце 2000-х годов было создано «Международное агентство по возобновляемой энергетике» («ИРЭНА», 2009 г., г. Бонн). Капитальные затраты на создание объектов ВИЭ, как и цена на «чистую» энергию, устойчиво сокращалась. К середине второго десятилетия число занятых в отрасли превысило 8 млн. человек (в 2013 г. – 6,5 млн. человек).

В 2001-2015 гг. в глобальной структуре энергопотребления доля ВИЭ, согласно консервативным оценкам, выросла с 0,5% до 2,8%. Некоторые специалисты приводят более оптимистичные показатели. Согласно данным «REN 21», в начале 2016 г. в мировой структуре потребления первичных ТЭР доля всех видов возобновляемых ресурсов, превысила 19%. Значительные отличия статистических данных объясняются особенностями методики счета, например, включением компанией «REN 21» в общие показатели выработку энергии с использованием крупных ГЭС и др.

В 2006-2015 гг. генерирующие мощности на базе ВИЭ и суммарное производство «зеленой» электроэнергии увеличились в три-четыре раза в зависимости от вида возобновляемого ресурса.

         В 2015 г. к странам, обладающим развитой возобновляемой энергетикой, относились Китай, США, ФРГ, Япония и Индия.

В ВИЭ-теплогенерации список лидеров был следующим: в секторе солнечной энергии (солнечных коллекторов) - Китай, США, ФРГ, Турция и Бразилия, в сегменте геотермальной энергии -  Китай, Турция, Япония, Исландия и Индия.

В 2010 – 2015 гг. наиболее энергично развивался сектор солнечной энергетики. Среднегодовые темпы прироста мощностей оценивались следующим образом (%): в фотогальванике (солнечные батареи) - 42, сегменте солнечных концентраторов – 35. Для сравнения – в ветроиндустрии данный показатель находился на уровне 17%, в геотермальной энергетике – 3,7%.

В 2006 – 2015 гг. ежегодный объем капиталовложений в сферу ВИЭ увеличился в четыре раза - с 73 млрд. до 286 млрд. долл. США. В структуре инвестиций доля стран ОЭСР сократилась примерно на треть - с 73% до 46%.

В региональном разрезе центр приложения капитала постепенно смещался в Китай (в 2006 г. – 11,2 млрд., в 2015 г. – 103 млрд. долл. США) и другие страны АТР (в 2006 – 15 млрд., в 2015 г. – 58 млрд. долл. США).

В Евросоюзе инвестиции достигли максимального значения в 2012 г. (около 133 млрд. долл. США), после чего стали снижаться и в 2015 г. составили 49 млрд. долл. США. В США данный показатель оставался на уровне 40 млрд. долл.

         В текущем десятилетии по объему финансирования с точки зрения технологий лидерами остаются солнечная энергетика. 

В 2001-2015 гг. увеличилось производство биотоплива. Мощности по выработке данного энергоносителя ежегодно расширялись в среднем на 6,5%, биоэтанола – на 3%, в итоге к началу 2016 г. на наземном транспорте доля биотоплива в суммарном потреблении моторного топлива приблизилась к 4%.

Перспективы развития сектора ВИЭ связаны с разработкой технологий, обеспечивающих выработку, хранение, передачу и распределение дешевой энергии в промышленных масштабах потребителям, подключенных к общим силовым сетям, а также в рамках моделей распределенной энергетики[1]). В условиях 6-го технического уклада ВИЭ может получить статус переменной составляющей производства энергии (в качестве постоянной составляющей необходимо использовать более стабильные и «чистые» источники, например, атомную энергию). Развитие сектора в значительной мере определяется наличием государственной поддержки. Отсутствие такой помощи не оставляет отрасли шансов на высокие темпы роста.

Международная торговля углеводородами. В 2001 – 2015 гг. глобальные импорт и экспорт нефти увеличились более чем на 1/3. В 2015 г. в число ведущих покупателей входили страны ЕС, США, КНР и Япония. Обращает на себя внимание сокращение ввоза и кратное наращивание вывоза нефти США.

Наиболее масштабные экспортные операции совершались в государствах Ближнего и Среднего Востока, АТР, а также в России и США. За первые 15 лет наступившего века усилилась тенденция роста экспорта обработанной продукции. Так, доля сырья, поставляемого по каналам международной торговли (относительно суммарного производства), сократилась на 8 п.п. (с 51% до 43%), а для нефтепродуктов данный показатель, наоборот, вырос на 5 п.п. - с 22% до 27%.

В газовой сфере зафиксированы схожие количественные и качественные процессы. В 2015 г. в торговлю поступило до трети добытого газа (в 2001 г. – 23%), при этом доля СПГ в суммарном объеме составила 33% (в 2001 г. – 25%). В 2015 г. крупнейшими поставщиками газа стали Россия, Катар и Норвегия, покупателями – Япония, Германия и США. В 2007-2015 гг. Китай резко увеличил ввоз газа, однако, в физическом выражении объем импорта оставался на среднемировом уровне и был сопоставим с аналогичным показателем Италии и Турции.

Уголь потреблялся в основном локально - на внешние рынки направлялась примерно 1/6 часть добычи (в начале 2000-х годов – 16%, в 2015 г. – около 18%).                                                              Ценовые параметры энергоносителей. В краткосрочной исторической ретроспективе стоимостные параметры первичных ТЭР подвергались значительным корректировкам. В конце 2000-х годов период шестилетнего роста завершился резким снижением цен на углеводороды. С декабря 2010 г. по сентябрь 2014 г. цены на нефть находились на уровне 90-100 долл. США/барр., что, по мнению стран-производителей и нетто-импортеров примерно соответствовало «комфортному» и «справедливому» для обеих сторон показателю.

В конце 2014 г. цена нефти «APSP» начала снижаться и в начале 2016 г. достигла 30 долл. США/барр., т.е. уровня двенадцатилетней давности (января 2004 г.). В первом полугодии текущего года наметилось медленное восстановление цены и в августе-октябре этот показатель превысил 45 долл. США/барр. Соответствующие данные приведены на рисунке 3.

Цена нефти средневзвешенной   01. 2001 г. -06. 2016 г., в среднем за месяц, долл. США/барр.


Рисунок 3. Цена нефти средневзвешенной (APSP) в период с января 2001 г. по июль 2016 г., в среднем за месяц, долл. США/барр.

Источник: World Bank, Commodity Price Data, URL: http://www.worldbank.org/en/research/commodity-markets

Цены на уголь в 2000-х годах характеризовались более плавными изменениями по сравнению с ценами на нефть, но и они к середине 2016 г. снизились почти в три раза по сравнению с 2011 г., приблизившись к уровню 50 долл. США/т.

На газовых рынках была зафиксирована более сложная динамика цен. В период до 2010 г. в странах объединенной Европы и Японии (СПГ) цены на газ находились на сопоставимых уровнях, в отличие от цены газа на внутреннем рынке США, которая характеризовалась двумя периодами резкого роста – в конце 2005 г. и первом полугодии 2008 г.

Сравнение стоимости единицы энергии, полученной из различных видов углеводородов, выявляет устойчивое превышение удельной стоимости нефти по сравнению с газом на рынках Западной Европы и, особенно, в США в период с 2005 г. до 2014 г. Сжиженный природный газ и трубопроводный газ оставались примерно одинаковыми по стоимостным характеристикам почти на всем протяжении 2000-х годов, при этом в отдельные периоды времени цена СПГ была более низкой.

В период после 2009 г. трубопроводный газ повысил свою конкурентоспособность. В 2015 г. в Западной Европе (ФРГ) среднегодовая цена импортного газа составила 6,6 долл./млн. БТЕ, что примерно в два раза меньше, чем в 2008 г. (11,6 долл./млн. БТЕ). На рынке ЕС низкая цена на природный газ способствовала усилению межтопливной конкуренции и частичному вытеснению угля, который ранее в течение нескольких лет начал расширять свою долю в секторе генерации.

Обращает на себя внимание ситуация на рынке США. Такие факторы, как:

  1. особенности геологического строения материка Северная Америка,
  2. технологический прорыв в бурении со значительным отходом от вертикали (горизонтальном бурении),
  3. внедрение новейших методов гидроразрыва пласта.

Последнее, наряду с  комплексной долгосрочной государственной поддержкой отрасли и  жестким административным контролем внешней торговли компаний нефтегазового сектора, позволили резко уменьшить цену на газ для внутренних потребителей в конце 2000-х годов и удерживать ее на низком уровне в последующий период времени. 

Сравнительные показатели, характеризующие «энергетическую» стоимость нефти и газа, реализуемого на рынках США, ЕС и Японии, приведены на рисунке 4.

 

Сравнительная стоимость единицы энергии, заключенной в нефти


Рисунок 4.   Сравнительная стоимость единицы энергии, заключенной в нефти (APSP), импортном газе в ФРГ, Японии (СПГ) и газе на внутреннем рынке США, в 2001 – 2015 гг., долл./млн. БТЕ.

Источник: «BP Statistical Review of World Energy, July 2016», р. 27.


Во втором десятилетии на рынке урана сформировался избыток предложения из-за проблем в атомной энергетике Японии, низких цен на газ, растущих рисков распространения ядерного оружия и террористических угроз, что стало причиной снижения цен на урановый концентрат. Данные, характеризующие ценовые показатели уранового сырья, представлены на рисунке 5.

Цена уранового сырья в 2003 г. – 2016 г.,


Рисунок 5. Цена уранового сырья в 2003 г. – первом полугодии 2016 г., на основании данных о разовых сделках американской   компании «Nuexco», в среднем за период, долл. США за американский. фунт U3O8.

 Источники: World Bank, Commodity Price Data, URL: http://www.worldbank.org/en/research/commodity-markets, IMF, Actual Market Prices for Non-Fuel and Fuel Commodities за соответствующие временные периоды, URL: http://www.imf.org/external/np/res/commod/.

Отметим, что лидирующие позиции в добыче урана занимают Казахстан и Канада. Незначительная часть закиси-окиси урана U3O8 (октаоксида триурана) реализуется на открытом рынке – на Нью-Йоркской коммерческой бирже (New York Mercantile Exchange, NYMEX) путем торговли фьючерсными контрактами (UxC Uranium U3O8 Swap Futures) с поставкой в течение 12 месяцев.

По итогам представленных данных можно сделать следующие обобщения.


  1. В наступившем веке усиление борьбы идей мироустройства, ускорение научно-технического прогресса и развития общества обострили противоречия энергетических держав и привели к утрате энергетическим ландшафтом его прежних свойств.
  2. В 2001-2015 гг. потребление первичной энергии продолжало нарастать, однако в ведущих странах ОЭСР этот показатель имел тенденцию к стабилизации в условиях роста национальной экономики. В итоге развивающиеся государства опередили страны ОЭСР по суммарному расходу первичных энергоносителей и на первое место в мире по данному показателю вышел Китай, обогнав США.
  3. В структуре расходной части глобального энергобаланса удельный вес нефти и атомной энергии уменьшился, угля и возобновляемых источников энергии - увеличился. Газ сохранил свои позиции, при этом его потребление в физическом выражении выросло на 40%.
  4. В 2000-х годах производство первичных топливно-энергетических ресурсов уравновешивалось спросом. Во втором десятилетии в мировой экономике возникли «энергетические» излишки, которые имели тенденцию к росту. Этот фактор стал одной из причин нестабильности цен на энергоносители.
  5. В 2001 – 2015 гг. в нефтяной индустрии число ведущих добывающих экономик не изменилось (Саудовская Аравия, Россия и США). В сегменте спроса «точки» роста сместились из Северной Америки и объединенной Европы в АТР. Тенденции к увеличению потребления нефти зафиксированы на Ближнем и Среднем Востоке (в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре и Кувейте), в Африке (в Алжире, Египте, ЮАР).
  6. На рынках газа, в отличие от нефти, конкуренция со стороны предложения усилилась. В начале второго десятилетия увеличилась добыча во многих регионах мира: на Ближнем и Среднем Востоке (в Иране, Катар и Саудовской Аравии), в Азии (в КНР и Туркмении), в Европе (в Норвегии), в Северной Америке (в Канаде). В числе лидеров по потреблению газа, по-прежнему, находились США, ЕС и Россия. Тенденция роста спроса на газ укрепилась на рынке АТР.
  7. В угольной отрасли наметилась тенденция сдерживания спроса, что обусловлено замедлением темпов развития мировой экономики, растущей необходимостью перехода на более «чистые» энергетические технологии.
  8. В атомной электроэнергетике после фукусимского шока были приняты меры по повышению надежности систем защиты АЭС и безопасности атомных реакторов, что позитивно отразилось на ее конкурентоспособности, несмотря на принципиальный (но не окончательный) отказ ряда государств от развития атомной генерации. Отрасль начала возвращать свои позиции в мировом хозяйстве, и эту укрепляющуюся тенденцию можно рассматривать в качестве «атомного» ренессанса. Низкие цены на урановое сырье и успешная комплексная политика России в атомной сфере позволили стране значительно расширить контроль над мировым добывающим сектором.
  9. Возобновляемая энергетика, сферы энергоэфективности и энергосбережения получили дополнительные импульсы к развитию. Во многих странах были приняты комплексные программы развития «зеленых» энергетических технологий при государственной поддержке.


В 2001-2015 гг. увеличилась нестабильность стоимостных параметров первичных ТЭР. В конце 2000-х годов период шестилетнего роста завершился резким снижением цен на нефть, уголь и газ, а также урановый концентрат. В середине второго десятилетия на многих географических и товарных рынках ценовые показатели приблизились к уровням первой половины 2000-х годов. В 2016 г. начался очередной цикл восстановления нефтяных цен, повторяющий период подобного роста в 2009-2010 гг., когда мировая экономика пыталась переломить негативные тенденции развития, спровоцированные глобальным финансово-экономическим кризисом.

В последние десять лет в США цена на газ оставалась минимальной - примерно в два раза меньше, чем в ЕС и в четыре раза ниже, чем стоимость СПГ в Японии.


В 2004-2014 гг. наиболее дорогостоящей теплотворностью характеризовалась нефть, а после 2014 г. – СПГ в Японии. По величине удельной стоимости в расчете на единицу энергии уже более 10-ти последних лет глобальную межтопливную конкуренцию со значительным отрывом от других источников энергии выигрывает газ на рынке США, обеспечивая национальной экономике преимущества, недосягаемые другим странам.



Ссылка на источник обязательна!

 




Нет комментариев
Добавить комментарий