+7 926 9561571

Мировая энергетика в 2016 году – первой половине 2017 г.: краткие обобщения.

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



Матвеев И.Е. Авторская статья.

Мировая энергетика в 2016 году – первой половине 2017 г.: краткие обобщения.

Mirovaya-energetika-v-2016-godu – pervoi-polovine-2017-g.-kratkie-obobscheniya.



На текущем этапе развития экономики и общества ход трансформации мирового энергетического хозяйства определяется набором факторов разнонаправленного действия. Детерминантами являются:


  1. ускорение темпов технологических и социальных изменений (научно-технический прогресс, эрозия веками устоявшихся систем ценностей, традиций, т.е. «взлом» культурного кода),
  2. сокращение добычи на традиционных месторождениях, переход к освоению более дорогих в разработке залежей ископаемого топлива,
  3. наращивание потребления локальных источников энергии – тяжелой нефти, нетрадиционного газа, горючих сланцев, торфа,
  4. развитие сфер возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и энергоэффективности,
  5. изменение базиса энергетического комплекса (путей и способов добычи, переработки, доставки, и сбыта топливно-энергетических товаров) и структуры потребление первичной энергии,
  6. обострение политической ситуации в нефтедобывающих регионах мира, вблизи критически важных маршрутов транспортировки энергоносителей,
  7. увеличение рисков и тяжести последствий антропогенных и природных катастроф и, как следствие, ужесточение экологических норм и требований по безопасности.

Если выразить теплотворность всех видов энергии в общепринятых единицах – тоннах нефтяного эквивалента (т н.э.), то, по данным «ВР», в 2016 г. мировые энергетические потребности (13,276 млн. т н.э.)  обеспечивались шестью видами ресурсов. Основу спроса составили углеводороды - нефть (33% суммарного потребления), газ (24%) и уголь (28 %). Для крупных ГЭС данный показатель составил примерно 7%, атомных электростанций, размещенных более чем в 30 государствах, - около 5%, ВИЭ –источников – более 3% (рисунок 1).

 Ископаемые углеводороды, по-прежнему, остаются основой энергообеспечения мирового хозяйства: доказанные запасы нефти и газа при современном уровне добычи будут достаточны в течение ближайших 50 лет, угля - 150 лет.

Структура расходной части мирового энергобаланса в 2016 г., удельный вес, %.

Рисунок 1. Структура расходной части мирового энергобаланса в 2016 г., удельный вес, %.

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy», June 2017.

В наступившем веке укореняется тенденция снижения темпов приращения мирового спроса на первичную энергию на фоне консервативной энергетической политики добывающих стран, не стремящихся адекватно сократить производство и вывоз ископаемого топлива.

Так, если в 2006-2010 гг. темпы прироста потребления находились на уровне более 2%, то в последние три года они уменьшились до 1%. Указанный период характеризовался устойчивым дефицитом энергоресурсов, составлявшем в среднем по году 130 млн. т н.э. (1,2 % мирового производства, «рынок продавца»).

В 2011-2015 гг. ситуация изменилась на противоположную. Спрос отставал от производства почти на 90 млн. т н.э. в год, при этом нефтяные цены снизились примерно в три раза против рекордных уровней 2008 г. и 2012 г. («рынок покупателя»). Тем не менее, до середины текущего десятилетия страны нетто-экспортеры топливно-энергетических товаров не предпринимали мер по стабилизации рынка, несмотря на очевидные издержки и потери национальных бюджетов, которые возникли из-за сдвига рыночного равновесия.

В 2016 году скоординированная политика крупнейших производителей, направленная на балансировку мирового рынка, привела к нехватке энергоресурсов в 100 млн. т н.э., однако, это было достигнуто в основном путем сокращения добычи угля в Китае и, таким образом, имело отраслевой, страновой характер (без учета китайского угля условный дефицит энергоносителей в среднем за период оценивается в 25 млн. т).

В прошлом году рост производства основных видов продукции был весьма скромным. Добыча нефти расширилась на 0,5 % за счет стран Ближнего и Среднего Востока (в Иране - после отмены санкций, Саудовской Аравии, Ираке) при сокращении объемов извлечения сырья в Китае и США.  Производство газа увеличилось также на 0,5 %, что стало худшим показателем за последние три десятилетия. Позитивный вклад в развитие газового сектора внесла Австралия, приступившая к эксплуатации новых мощностей по производству СПГ, что способствовало увеличению на 4,8% объемов межрегиональных поставок этого вида топлива.

С развитием науки и техники изменяется глобальная структура энергопотребления – растет значимость электрической энергии, выработка которой в 2006-2016 гг. увеличилась на 29%. Для сравнения – в аналогичный период производство базовых видов углеводородного топлива расширилось примерно на 15%. В мировом масштабе основными источниками генерации являются атомные электростанции и крупные ГЭС (мощностью более 10-25 МВт).

В 2016 г. производство электроэнергии с использованием АЭС увеличилась на 1,3% в основном за счет Китая, реализующего долгосрочную государственную программу развития данной отрасли. Лидерами по выработке атомной электроэнергии оставались США (32,4% мировой генерации) и Франция (15,4%). Германия, по-прежнему, оставалась приверженной курсу на сворачивание атомной генерации по мере окончания сроков эксплуатации действующих АЭС.

Япония, обладающая 54 ядерными реакторами, которые были остановлены после фукусимской трагедии (март 2011 г.), так и не возобновила их работу в полномасштабном формате. Отметим, что в 2012 г. руководство страны объявило о выводе АЭС в период до 2040 г. В 2015 г. начался демонтаж блоков, находящихся в эксплуатации более 40 лет. В настоящее время наметилось возрождение национальной атомной отрасли. Предполагается, что нарастить производство атомной электроэнергии Япония сможет лишь после выполнения комплексных работ по повышению безопасности АЭС в соответствии с «пост-фукусимскими» требованиями МАГАТЭ при условии, что государство не пересмотрит приоритеты развития энергетики и не переориентируется на сектор ВИЭ.  

В 2015-2016 гг. выработка электроэнергии н крупных ГЭС увеличилась на 3%. В страновом разрезе лидировала КНР (29% глобального производства), за ней следовали Канада (10%), США (9%), Россия и Норвегия (по 5%).

 В глобальном энергетическом хозяйстве наибольший прогресс в развитии был зафиксирован в сфере ВИЭ (рост на 14,4%). Лидер сектора – ветроэнергетика. В 2016 г. на ее долю приходилось около половины потребленной ВИЭ-энергии. Удельный вес солнечной энергии составил 18%.

Показатели, характеризующие производство и потребление основных видов энергоносителей в мире в последние 11 лет, представлены в таблице 1.

Мировое производство и потребление основных видов энергоресурсов в 2006, 2011, 2015 и 2016 гг., млн.

Таблица 1.  Мировое производство и потребление основных видов энергоресурсов в 2006, 2011, 2015 и 2016 гг., млн. т н.э. (если не указано иное).

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy», June 2017.

Ввиду несовпадения мест традиционной добычи углеводородов и их потребления около 40% этих топливных ресурсов, являясь предметом сложных экономических и политических межгосударственных отношений, перераспределяются через каналы международной торговли. В наступившем веке данная сфера деятельности в очередной раз оказалась в центре геополитики.

В 2006-2016 гг. доля нефти и нефтепродуктов, направляемых на экспорт (относительно добычи), увеличились почти на 10 п.п. - до 74% и 34% соответственно. Для газа данный показатель вырос на 5 п.п. и достиг 34%. Отметим, что в международных поставках газа удельный вес СПГ увеличился с 28% до 32% (в 2016 г. в мире использовалось около 430 морских танкеров-газовозов).

Несмотря на разбалансировку спроса и предложения на мировом и региональных энергетических рынках ведущие добывающие страны (Россия, государства Ближнего и Среднего Востока, Австралия, Индонезия, Канада) стремились не только удержать, но и укрепить свои рыночные позиции.

Отдельные развивающиеся страны-импортеры (Китай, Индия, а также Турция и др.) активно расширяли внешние закупки энергоресурсов, обеспечивая растущие внутренние потребности.

В то же время развитые государства, по-прежнему, прилагали усилия к стабилизации и сокращению энергопотребления и, соответственно, ввоза нефти и газа.

Например, в 2006-2016 гг. в странах ЕС потребность в энергоресурсах снизилась почти на 8% - до 927 млн. т н.э., Японии - на 5% (до 403 млн. т н.э.).  В два раза в абсолютном выражении сократился ввоз в США (с 677 до 339 млн. т н.э. в год). Этот успех был обеспечен не только комплексными мерами по повышению эффективности, но также долгосрочной политикой по развитию внутреннего производства. В итоге за последние 10 лет зависимость страны от внешних поставок снизилась с 29% до 10-15%.

Показатели, характеризующие экспортные возможности и импортные потребности крупнейших участников глобального энергетического рынка, представлены в таблицах 2 и 3.

Некоторые показатели экспортного потенциала стран-крупнейших производителей топливно-энергетических

Таблица 2.  Некоторые показатели экспортного потенциала стран-крупнейших производителей топливно-энергетических товаров в 2006 г, 2011 г., 2015 г. и 2016 г. 

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy», June 2017.

  


Нехватка топливно-энергетических товаров в ведущих странах нетто-импортерах в 2006 г., 2011 г., 2015


Таблица 3. Нехватка топливно-энергетических товаров в ведущих странах нетто-импортерах в 2006 г., 2011 г., 2015 г. и 2016 г.

Источник: рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy», June 2017.

Уже более 20 лет к крупнейшим участникам мирового энергетического рынка относятся Китай, США, Россия, а также страны ЕС, которые стремятся достичь единства при реализации энергетической политики союза.

В 2016 г. на долю данных субъектов приходилось 48,6% производства и 57,6% потребления энергоресурсов. Обращает на себя внимание Россия, традиционно лидирующая по объемам экспорта, в то время как остальные указанные экономики являются нетто-импортерами (рисунок 2).

и потребление энергоресурсов в КНР, США, России и ЕС в 2016 г., млн. т н.э.

Рисунок 2. Производство и потребление энергоресурсов в КНР, США, России и ЕС в 2016 г., млн. т н.э.

Источник: Рассчитано по данным «BP Statistical Review of World Energy», June 2017.


В конце 2000-х годов Китай догнал, а затем и перегнал США по потреблению первичной энергии. КНР превратилась в «мотор» и «балансир» глобального рынка энергетических товаров, производя и импортируя их значительные объемы. В 2016 г. Китай расширил внутренний спрос на первичную энергию лишь на 1,3% (наименьший показатель за последние два десятилетия), но при этом использовал половину угля, добытого в мире. Кроме того, страна обеспечила 25% глобальной генерации электроэнергии с использованием крупных ГЭС (в 2006 г. – 15%) и около 20% выработки энергии на базе ВИЭ, обогнав США.

Отметим, что ситуация в угольной отрасли КНР имеет тенденцию к обострению. Это обусловлено экологическими причинами и рыночной конъюнктурой. Так, в 2011-2015 гг. цена на коксующиеся угли снизилась в три раза – с 296 долл./т до 102 долл. США\т, на энергетические -  в два раза со 120 долл. США/т до 57 долл.\т.  В феврале 2016 г. Китай принял решение о резком (на 500 млн. т в год) сокращении добычи в период до 2020 г.

Рассматривая угольную индустрию целесообразно отметить снижение добычи твердого топлива в Великобритании (в 2006 г. – 11,4 т н.э., в 2016 г. – 2,6 млн. т н.э.) и остановку последних шахт в апреле 2017 г. В итоге, данная отрасль национальной экономики завершила свой более чем 200-летний путь развития.

В секторе потребления первичной энергии лидерство перешло от государств ОЭСР к развивающимся экономикам. В последние 10 лет основной прирост глобального спроса на энергоносители обеспечили Китай, а также Индия и Бразилия (около 56%), в то время как для остальных стран мира данный показатель составил примерно 18%. В 2016 г. в суммарном потреблении первичной энергии на долю КНР, Индии и Бразилии приходилось более 30% (в 2006 г. - 23%). Для сравнения – для США данный показатель составил 17% (2,3 млрд. т н.э.).

Анализ стоимостных показателей показывает, что в середине текущего года цена на основные сорта нефти возвратилась к уровням 2015 г., при этом на региональных рынках цены на газ, уголь и урановый концентрат продолжили снижаться. В США стоимость газа была примерно в два раза ниже, чем в Западной Европе и Японии (таблица 4).

Средние стоимостные показатели основных энергоресурсов в 2010, 2014-2016 гг., 2017(январь-август) г.

Таблица 4.  Средние стоимостные показатели основных энергоресурсов в 2010, 2014-2016 гг., 2017(январь-август)г.

*) На базе средних ежедневных котировок Brent, Dubai Crude, WTI в равных долях.

**) По разовым сделкам компании «Nuexco» (США).

Источник: расчитано по данным «WB», «IMF», Market Prices for Non-Fuel and Fuel Commodities, 2010-2017.


Прошедший 2016 год в производственном смысле стал успешным для отечественного ТЭК и энергетической дипломатии. Россия вышла на рекордные показатели по добыче нефти (547,5 млн. т, что примерно соответствует аналогичному показателю для Саудовской Аравии) и вошла в пятерку мировых лидеров по производству угля (385,7 млн. т). В газовом секторе впервые за последние три года наша страна сумела обеспечить положительную динамику. В 2016 г. было добыто 640,2 млрд. куб. м газообразного топлива, что стало вторым показателем в мире после США.

На международном уровне Россия предпринимала активные усилия по поиску совместных путей выхода из сложившейся ситуации, которые завершились подписанием «Меморандума о сокращении добычи нефти» (декабрь 2016 г.). К соглашению присоединились 12 стран, входящих в ОПЕК, и 11 других государств-производителей энергоресурсов. Данное решение не обеспечило существенного роста мировых цен на нефть, но оно приостановило их падение. В мае 2017 г. участники соглашения подтвердили его дальнейшее действие на период до апреля 2018 г.

Попытка стабилизации ситуации на рынке нефти была проигнорирована США, которые отказались сократить добычу сланцевых углеводородов. Воспользовавшись ростом мировых цен на нефть национальные компании увеличили до 619 ед. (на 40% больше, чем годом ранее) число действующих буровых установок, что позволило стране расширить производство жидких углеводородов на 0,6 млн. барр.\сут. Кроме того, президент США подписал указ о развитии шельфовой добычи в рамках эгоистической стратегии «Америка прежде всего», отменивший ряд критически важных ограничений для национальных нефтегазовых компаний.

Одним из важнейших каналов поставки российского газа в объединенную Европу является трубопровод «Северный поток-1» пропускной способностью 55 млрд. куб. м. Данная трубопроводная система начинается в г. Выборг и заканчивается в германском Грайфсвальде. Далее топливо поступает в другие страны Западной Европы. Для оперирования значительными объемами газа Германия использует крупнейшее в регионе подземное хранилище газа (ПХГ) «Реден» объемом более 4 млрд. куб. м (площадью 8 кв. км.). Ряд западноевропейских стран заинтересован в расширении торговли газом с Россией. В апреле 2017 г. пять компаний ЕС подписали соглашение о финансировании половины стоимости строительства следующей ветки трубопровода – ГТС «Северный поток - 2» стоимостью около 9,5 млрд. долл. США, мощностью 55 млрд. куб.  в год, протяженностью 1,22 тыс. км. Ввод в эксплуатацию этого трубопровода намечен на 2019 г. Однако, на реализацию этого российско-европейского проекта негативное влияние могут оказать США.

Таким образом, трансформация мировой энергетики продолжалась под влиянием разнонаправленных движущих сил в условиях обострения и кратковременных сглаживаний противоречий между ведущими участниками рынков топливно-энергетических товаров.

Углеводородные виды топлив оставались доминирующими в глобальном хозяйстве и соответствующем сегменте международной торговли. Стабильный спрос на них обусловлен не только энергетическим потребностями, но и нуждами перерабатывающего сектора. Сохранение данной ситуации просматривается на период до середины столетия (при прочих равных условиях).  

Под натиском новых знаний и технологий, в условиях социокультурных сдвигов, обострения борьбы за глобальное и региональное доминирование происходили изменения структуры производства, транспортировки, распределения и потребления энергоносителей.

Многие государства ОЭСР демонстрировали сокращение внутренних потребностей в энергии. Они продолжали политику по вовлечению в промышленный оборот местных видов топлива и ВИЭ с целью сдерживания спроса на углеводороды.

Развивающиеся экономики наращивали энергопотребление ввиду развития транспорта, инфраструктуры, индустриального сектора, улучшения условий жизни населения. В настоящее время на их долю приходится около 60% глобального спроса на первичную энергию. В ходе кооперации с развитыми государствами данная группа стран перенимала современные энергетические технологии, переходила на более высокие ступени развития энергетики с меньшими затратами. Примером этому могут служить Китай, Индия, в определенной степени - Россия, другие страны ЕАЭС.

Для стран, не входящих в ОЭСР, стратегия «следования за лидерами» представляется технологической ловушкой ввиду того обстоятельства, что не обеспечивает полноценное развитие национальной энергетики и экономики в целом на базе новейших знаний, консервирует научную и технологическую отсталость, приводит к деградации действующих производств, а в дальнейшем - утере контроля над государственным суверенитетом.

В 2016 году – первой половине 2017 года коллективный Запад продолжал реализовывать энергетическую политику «двойных стандартов», отходя от норм и правил международной торговли, извращая принципы экономической целесообразности, добросовестной конкуренции, предложенные миру теорией и практикой капитализма. Например, населению стран ЕС под различными предлогами настойчиво предлагалась и продолжает навязываться идея о необходимости доплачивать за развитие конкуренции (увеличение числа поставщиков, развитие инфраструктуры и др.) путем закупок более дорогих топливно-энергетических товаров в США, других государствах, кроме России.

В указанный период мировые цены на нефть и стоимостные параметры других видов ископаемого топлива (газа, угля и уранового концентрата) оставались нестабильными, но амплитуда изменений сократилась.

В США стоимость газа была примерно в два раза ниже, чем в Западной Европе и Японии, что обеспечило национальным товарам дополнительные преимущества. Этот факт, по-прежнему, обходили вниманием многие зарубежные политики, бизнесмены, эксперты. Напомним, ранее ЕС жестко требовал от России повысить внутреннюю цену на газ, а в торговых операциях использовал так называемые «энергокорректировки», т.е. устанавливал дополнительную импортную пошлину с целью обеспечения «равнодоходной» цены (стоимость газа в нашей стране плюс транспортные расходы).

 Прошедший год укрепил наше мнение о том, что для России в долгосрочном периоде слабо просматриваются выгоды от энергетического сотрудничества со странами объединенной Европы, которые следуют курсу, навязанному извне и пока не способны проводить независимую политику, основанную на разумных принципах и взаимовыгодной основе. Схожая ситуация с КНР. Попытки нашего государства расширить взаимодействие с Китаем на своих условиях ожидаемо не оправдались, а поиск компромисса затягивается.

Представляется, что нашей стране целесообразно сосредоточиться на внутренних вопросах и задачах, зафиксировать долгосрочные цели энергетического и экономического развития, подчинив их достижению национальные ресурсы, сосредоточив в едином центре контроль со стороны государства, представителей делового, научного, экспертного сообщества, общественных организаций.

В более широком географическом измерении, т.е. в формате ЕАЭС, видится необходимость активизировать процессы разработки и синхронизации концепций, стратегий, планов и программ развития с целью построения сбалансированного и самодостаточного хозяйственного пространства в сжатые сроки.  

        

 

Нет комментариев
Добавить комментарий