+7 926 9561571

Энергетика Азербайджана. Проблемы и перспективы развития энергетики Азербайджанской Республики. Часть 1.

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



Энергетика Азербайджана.

Проблемы и перспективы развития энергетики Азербайджанской Республики.

Energetika-Azerbaidjana.Problemi-i-perspektivi-razvitiya-energetiki- Azerbaidjanskoi-Respubliki.



Мир кардинально меняется. Время «разбрасывать камни» прошло.

Пришла пора «собирать камни», или нас сомнут поодиночке.

Матвеев И.Е.

 

На территории Азербайджанской Республики (АР) находятся одни из старейших нефтяных промыслов в мире. На Апшеронском п-ове первая нефтяная скважина была пробурена в 1847 г. В 1900-х годах в Российской империи Азербайджан являлся лидером по добыче нефти. В тот период времени в отрасли ведущие позиции принадлежали иностранными предпринимателями. Накануне первой мировой войны компании «Russian General Oil Co.», ««Shell», «Товарищество братьев Нобель» владели 86% соответствующих акционерных капиталов России и контролировали более 60% добычи жидкого топлива. Во время первой мировой войны промыслы деградировали и превратились в «нефтяное кладбище».

После национализации промышленности в 1918 г. отрасль начала восстанавливаться и развиваться на базе новых технологий - была осуществлена электрификация добывающих предприятий, увеличились объемы геологоразведочных работ, переработки и транспортировки топлива. В начале 40-х годов по уровню извлечения нефти СССР вышел на второе место в мире после США, что во многом было обусловлено успехами в развитии нефтедобывающих районов вблизи г. Баку, а также г. Грозный. Итак, в СССР Азербайджан являлся главным производителем жидких углеводородов и оставался таковым до периода промышленного освоения нефтегазовых месторождений Сибири.

Развитие добычи нефти в ХХ веке. В третьем десятилетии прошлого века производство жидкого топлива велось на традиционных сухопутных месторождениях. В годы первых пятилеток добыча росла, но уже в 1938 г. нефтяная промышленность начала испытывать недостаток высокодебитных фондов. Для компенсации снижения добычи и поддержания роста производства приходилось массово разбуривать малодебетные пласты. В предвоенные годы объемы извлечения нефти находились на уровне 22 млн. т. 

После Великой Отечественной Войны внимание ученых и азербайджанских нефтяников переключилось на шельф Каспийского моря. В 50-е годы по итогам комплексных геологических и геофизических исследований были расширены границы нефтегазоностности на ранее выявленных и законсервированных площадях, закартированы более 100 шельфовых структур (на глубинах от 40 м до 200 м), оконтурены новые перспективные морские участки - «Нефтяные камни», «Грязевая сопка», б. Дарвина, о. Песчаный, о. Булла, «Южная», «Сангачалы-море», «Дуванный-море», «Бахар» и др.

В 70-е годы было принято решение об опережающем развитии производства нефти и газа на морском шельфе, активизации разведочных работ на всех известных складках, расположенных на мелководье (в пределах шельфовой зоны с глубинами 40-60 м) и наиболее перспективных глубоководных участках (более 100 м). На суше специалисты приступили к изучению миоцен-палеогеновых отложений и выявлению нефтегазоносности мезозоя (5-6 км ниже уровня моря).

К 80-м годам нефтяная отрасль республики достигла высокого уровня развития и вышла на передовые рубежи советской, а по ряду направлений и мировой добывающей промышленности. Местным специалистами были разработаны и освоены новые технологии разведки и бурения на морском шельфе, которые применяются и в настоящее время.

В конце ХХ века на основе результатов теоретических исследований и практического опыта, полученных в течение предыдущих десятилетий, были уточнены параметры стратегических запасов, содержащихся в двух гигантских нефтегазоносных структурах - «Азери-Чираг-Гюнешли» («АЧГ») и «Шах Дениз».

В 1987 гг. завершилась часть работ исследованию глубоководных участков нефтяного месторождения «АЧГ», находящегося в акватории Каспийского моря к востоку от Апшеронского п-ова на границе с Туркменией, а в 1999 г. - газоконденсатного месторождения «Шах-Дениз». Кроме того, был открыт ряд небольших шельфовых месторождений, но их разработка до сих пор остается нерентабельной по технологическим и экономическим причинам.

После распада СССР внутриполитическая обстановка резко ухудшилась, Азербайджан подошел к опасной черте, за которой начиналась полномасштабная гражданская война.

Энергетическая политика. В 1993 г. государство возглавил Г. Алиев, сумевший избежать наихудшего сценария развития событий. Впоследствии его действия были высоко оценены обществом. Дата избрания Г. Алиева на должность Председателя Верховного Совета Азербайджанской Республики (15 июня) стала отмечаться как национальный праздник «День национального спасения».  

 В короткий промежуток времени была разработана и принята «Новая нефтяная стратегия», целями которой являлись развитие хозяйства, объединение и примирение общества. Основная идея стратегии сформулирована следующим образом: «Нефть - самое большое богатство Азербайджана, принадлежащее народу, и не только нынешнему поколению, но и будущему». Согласно долгосрочному плану, в добывающую отрасль было решено привлечь крупные зарубежные, в основном западные, нефтяные компании, а для аккумулирования доходов от продажи энергоресурсов и перераспределения капитала в другие секторы экономики – сформировать национальный фонд.

В 1992 г. была создана Государственная Нефтяная Компания Азербайджанской Республики («ГНКАР»/«SOCAR»). В 1994 г. правительство страны и несколько иностранных инвесторов подписали соглашение о разработке месторождения «АЧГ», которое азербайджанская сторона, «British Petroleum» и ряд мировых СМИ назвали «контрактом века». Одновременно АР подключилась к проектам по созданию транспортной инфраструктуры, предназначенной для переброски нефти и газа из Каспийского региона на международные рынки в обход территории России.

В обмен на финансовую и технологическую поддержку международных нефтегазовых корпораций и иных структур (финансовых, правительственных и неправительственных организаций) Азербайджану было настоятельно рекомендовано проводить согласованную со странами Запада внешнеэкономическую политику, усилить взаимодействие в гуманитарной, военной и других областях. Этому способствовало подписание руководством страны ряда международных договоренностей.

В 1999 г. АР присоединилась к «Договору об энергетической Хартии», подписала протокол «Энергетическая эффективность и связанной с ней экологическими аспектами». В указанном году Европейский Союз и Азербайджанская Республика заключили соглашение о сотрудничестве, наметившее сближение сторон в экономике и других сферах при условии проведения в АР реформ по образцу ЕС. В 2004 г. Азербайджан и Евросоюз утвердили план совместных действий («European Union-Azerbaijan Action Plan»), предусматривающий углубление сотрудничества по ряде направлений, в том числе в сфере образования, культуры и др.  

Страна втягивалась в НАТО. Национальные воинские подразделения приняли участие в нескольких миротворческих операциях западной коалиции - сначала в Югославии, затем в Ираке и Афганистане. В ноябре 2002 г. Азербайджан получил статус ассоциативного члена Парламентской Ассамблеи НАТО. В текущем десятилетии Азербайджан продолжает сотрудничество с альянсом в трех форматах: «Partnership for Peace» (с 1994 г.), «Planning and Review Process» и «Euro-Atlantic Partnership Council».

С опорой на США и их союзников АР намеревалась решить четыре ключевые задачи:

  1. урегулировать ситуацию в Нагорном Карабахе, не допустив его отделения,
  2.  упрочить положение в Закавказье;
  3.  вывести экономику на траекторию устойчивого развития;
  4.  добиться более высокого положения среди участников мирового рынка нефти.

Прозападный вектор политики АР соответствовал геополитическим интересам США и их союзников, которые юридически, финансово и вербально «подпитывали» надежды и энергетические амбиции страны. В мировых СМИ Азербайджан стали называть «важным мировым поставщиком энергоресурсов», а новые трубопроводы Южного Кавказа - «артериями мира». В 2008 г. сенатор Конгресса США Р. Лагард охарактеризовал АР как «единственного друга в Каспийском бассейне».

В тот период времени вопросы, связанные с возможностями ресурсной базы АР, т.е. ее ограниченностью, оставались за рамками «большой» политики.  

В наступившем веке с ростом рисков, связанных с усилением давления США на соседний Иран, распространением терроризма и по другим причинам Азербайджанская Республика была вынуждена прейти к более осторожной и сбалансированной внешней политике. Незадолго до начала «арабской весны» - серии «цветных» революций на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке, - АР стала участником организации «Движение неприсоединения». В целом, используя различные возможности и экономические/политические площадки, Азербайджан сигнализировал миру о своем сдержанном отношении к участию в военно-политических блоках и группировках.

В текущем десятилетии усилилась заинтересованность Азербайджана в развитии сотрудничества в рамках СНГ. Страна присматривается к опыту взаимодействия государств ЕАЭС, но вопрос урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, по-прежнему, остается одним из основных факторов, сдерживающих сближение ЕАЭС и АР. В июне 2017 года Республика Азербайджан присоединилась к ШОС в качестве партнера по диалогу, что является позитивным фактором с точки зрения развития международных торговых связей РА, диверсификации рынков сбыта, расширения экспорта несырьевых товаров.

Для АР партнерство с экономиками, входящими в ЕАЭС и ШОС, выгодно по ряду причин.

Во-первых, расширяются возможности участия страны в проектах, связанных с развитием транспортной инфраструктуры в рамках ЭПШП и, в первую очередь, его южного маршрута: «Юго-Восточная Азия - Центральная Азия – Ближний и Средний Восток». В 2016 г. Азербайджан выразил намерение участвовать в проекте России и Ирана под названием «Север-Юг», целью которого является создание международного транспортного коридора «Индия-Россия».

Во-вторых, у Азербайджана расширяются возможности участия в различных схемах транзитных перевозок, включая транспортировку углеводородов из ИРИ и других государств-экспортеров нефти и газа на международные рынки. Отметим, что Россия и ИРИ планируют реализовать несколько региональных проектов в энергетике и на транспорте. 

В-третьих, при определенных условиях Азербайджану могут быть предоставлены льготы по доступу на рынок ЕАЭС, что позитивно отразится на развитии несырьевого сектора АР, например, предприятий легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства.

В-четвертых, Азербайджан может подключиться к новым каналам и источникам финансирования национальной экономики – китайским банкам, «Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций» и др.

Современная прагматичная политика АР, направленная на соблюдение баланса интересов различных участников международной торговли, привела к ожидаемо негативной реакции со стороны США, которые внезапно озаботились состоянием прав человека в стране и начали прорабатывать возможные меры воздействия в том числе с привлечением международных организаций.

Примером может служить законопроект «Хельсинской комиссии» (внесен на рассмотрение в 2015 г.), предполагающий введение запрета на деятельность в АР «The U.S. Trade and Development Agency» и «ЕBRD», сокращение финансирования проектов Азербайджана ведущими международными финансово-кредитными организациями – «IMF», «World Bank» и др.

Подобные предложения не остались без внимания со стороны указанных организаций. Несмотря на то обстоятельство, что на официальном уровне жесткие ограничения приняты не были, в 2013-2016 гг. объем поддержки экономики АР со стороны «ЕBRD» снизился почти в 2,5 раза и составил (млрд. евро, оценка): в 2013 г. - 160, в 2014 г. – 235, в 2015 г. – 260, в 2016 г. – 65.

В 2016 г. Азербайджан не вошел в перечень приоритетных рынков для «The U.S. Trade and Development Agency», тогда как еще в 2007 г. указанное агентство отметило АР как важного участника нефтяного рынка и выразило готовность к дальнейшему сотрудничеству.     

Ужесточение требований к деятельности неправительственных организаций на территории Азербайджана стало причиной дальнейшего усиления напряженности в отношениях АР и организации «Extractive Industries Transparency Initiative», продвигающей на глобальном уровне новые стандарты управления в сфере добычи нефти, газа, других минеральных ресурсов. В 2016 г. Азербайджан покинул ряды «EITI» указывая на растущую политизацию ее решений.

В августе 2017 г. в США был принят закон «Акт о противодействии противникам Америки посредством санкций», фиксирующий в том числе новый пакет ограничительных мер в отношении Ирана, России и Республики Корея, закрепляющий особый механизм их пересмотра (без участия Президента США). Данный нормативный акт также может негативно отразиться на экономике Азербайджанской Республики по ряду причин.

Во-первых, из-за твердой и последовательной политики США, нацеленной на:

  1.  наращивание политического и экономического давления на ИРА и РФ;
  2.  противодействие России на территории Грузии, а также Молдавии, Украины;
  3.  экстерриториальное распространение внутренних норм и правил США (в страны Европы, Азии);
  4.  вовлечение в борьбу с Россией международных организаций.

Видится, что подобные меры имеют долгосрочный характер, ввиду того, что они увязаны с такими факторами, как: события на Украине, кибербезопасность, борьба России с международным терроризмом в Сирии и другими действиями нашей страны, срывающих реализацию задачи по обеспечению глобального доминирования США.

Во-вторых, ввиду расширения сферы действия уже действующих ограничений со стороны США. Речь идет о запрете на поддержку всех реализуемых в мире сланцевых и шельфовые проекты (на арктическом шельфе и глубоководных участках) с российским участием, в которых компании из РФ обладают контрольным пакетом акций или существенной долей акционерного капитала - не менее 33%. В этой связи у АР могут возникнуть проблемы при реализации таких жизненно важных планов, как: вторая фаза освоения месторождения «Шах Дениз» («Шах Дениз-2»), модернизация ГТС «БТЭ». Риску подвержены и другие региональные проекты, способные поддержать экспорт азербайджанского топлива в ЕС и на международные рынки, обеспечить внутренние потребности страны.

Воздействие стран коллективного Запада на АР выразилось также в снижении инвестиционных рейтингов Азербайджана, что усложнило сотрудничество национальных компаний с нефтегазовыми ТНК. В будущем, вероятно, это давление может усилится.  

В 2017 г. специалисты «Центра Карнеги» завершили исследование ситуации на Южном Кавказе, представили ряд выводов и соображений, которые адресованы правительствам США и ведущих западных государств. Некоторые из этих обобщений могут оказать влияние на энергетическую политику коллективного Запада, привести к изменению ситуации в регионе. Рассмотрим рекомендации указанной организации.  

Во-первых, США целесообразно изменить подход к политике на Южном Кавказе. В этом регионе, по-прежнему, продолжают сохраняться интересы стран-лидеров коллективного Запада, но конкретно для США они не относятся к категории «жизненно важных» (борьба с терроризмом на Ближнем и Среднем Востоке, сдерживание Китая и России, противодействие реализации ракетно-ядерной программы КНДР, усиление контроля над странами Южной и Центральной Америки).

Во-вторых, в энергетической сфере США необходимо сконцентрироваться на решении задач, обусловленных изменениями глобального энергетического рынка (развитие сектора СПГ, сланцевой и глубоководной добычи в различных странах мира), а не вопросов регионального масштаба.

В-третьих, следует учитывать, что данные о ресурсах Каспийского шельфа, полученные в предыдущие годы, создали у инвесторов «нереалистичные ожидания».

Вполне вероятно, что в дальнейшем участники азербайджанского рынка продолжат сталкиваться с ограниченностью запасов углеводородов, сложными условиями работы, в том числе и давлением со стороны руководства АР.

Отметим, что лишь после 20-ти лет совместной деятельности по разработке азербайджанских месторождений западные инвесторы начали указывать на ограниченность национальной ресурсной базы.   

В-четвертых, в трех государствах Закавказья акцент энергетической политики стран Запада нуждается в смещении с добывающего на транспортный сектор. Для наполнения магистральных трубопроводов «Южного транспортного коридора» целесообразно привлечь государства ЦА не только по экономическим, но в первую очередь по политическим причинам для обеспечения их «независимости от России».

В-пятых, в настоящее время на Южном Кавказе наиболее сложным партнером для США является Азербайджан ввиду «авторитарного режима», «нарушения прав человека», «коррупции», негативных высказываний представителей азербайджанской прессы в адрес отдельных государств Запада. 

Представляется, что приведенные рекомендации Центра Карнеги вполне соответствуют энергетической политике США, направленной на решение таких задач, как (А) замещение части газовых потребностей объединенной Европы сжиженным природным газом собственного производства и (Б) противодействие переходу на национальные валюты в региональной и межстрановой торговле газообразным топливом.

Возможно, что в среднесрочной перспективе США могут сделать политический «маневр» - временно ослабить свое прямое воздействие на АР и выбрать другие способы влияния, основанные на региональных противоречиях и проблемах, ведь постсоветский регион Кавказа уже много лет привлекает к себе повышенное внимание стран Запада. Здесь кроются узлы давних и современных противоречий, присутствует высокий конфликтный потенциал, который может быть задействован против России и ее партнеров.

В настоящее время результатом борьбы с терроризмом на Ближнем и Среднем Востоке может стать управляемое перемещение групп боевиков из государств Ближнего и Среднего Востока в Центральную Азию и Закавказье. На Южном Кавказе с точки зрения проникновения идей радикальных экстремистов наиболее уязвимым является именно Азербайджан, большинство жителей которого исповедует ислам различных направлений (около 96% - шииты), в меньшей степени – Армения и Грузия, где проживают в основном христиане. Кроме того, в АР численность населения выше (около 10 млн. человек), чем в двух других странах региона, что повышает риски дестабилизации внутриполитической ситуации. Негативным фактором для АР является также курс США на усиление давления на Иран, в котором около 20% населения – азербайджанцы.

Итак, добывающая отрасль Азербайджанской Республики имеет давние традиции, насчитывающие более 150-ти лет. В течение многих десятилетий, до начала широкомасштабного освоения ресурсов Сибири, Азербайджан являлся топливно-энергетическим центром СССР. В ХХ веке страна создала передовые технологии, накопила обширный опыт разведки и добычи ископаемого топлива на морском шельфе и суше.

В период после 90-х годов АР успешно реализовала экономический потенциал сотрудничества с ведущими развитыми странами и превратилась в авторитетного участника европейского энергетического рынка. Средства, полученные от экспорта углеводородов, способствовали стабилизации внутриполитической ситуации, восстановлению и ускоренному развитию хозяйства.

Вместе с тем, ключевые геостратегические цели, сформулированные на начальном этапе взаимодействия с западными партнерами, так и не были достигнуты. Несмотря на успехи прорывного характера в энергетике Азербайджану не удалось выйти на доминирующие политические позиции в Закавказье, а также решить вопрос Нагорного Карабаха, согласно своему видению конфликтной ситуации. Кроме того, с углублением сотрудничества страны Запада начали более жестко навязывать свои условия, не в полной мере учитывая интересы Азербайджана.    

Стремясь избежать обострения отношений с Россией Азербайджанская Республика перешла к более сбалансированной энергетической политике, основываясь на адекватной оценке международной ситуации и собственных возможностей, пытаясь избежать идеологизации межгосударственных связей и ущемления национальных интересов. Основной задачей АР стало выстраивание прагматичных и дружественных отношений со всеми участниками нефтяного и газовых рынков – производителями и потребителями первичных ТЭР, государств, участвующих в транзите энергоресурсов.

В настоящее время Азербайджан нацелен на укрепление своих позиций на рынке объединенной Европы и, одновременно, – на развитие взаимовыгодного сотрудничества с соседними добывающими государствами, в первую очередь Россией, Казахстаном, Туркменией и Ираном, которые могут поддержать функционирование «ЮКТ», обеспечить внутренние потребности страны в нефти, нефтепродуктах и природном газе.

Прагматичная политика АР, направленная на поддержание баланса интересов торговых партнеров страны, не полностью соответствует политике коллективного Запада по продвижению энергетических интересов в Закавказье, на Каспии, Ближнем и Среднем Востоке. В этой связи возможно усиление внешнего давления на правительство АР различными способами, например, путем (1) сокращения объемов финансирования со стороны международных финансовых и иных кредитных институтов, (2) противодействия нефтегазовым проектам, нацеленным на расширение сырьевой базы страны, экспорт углеводородов, (3) дестабилизации внутриполитической обстановки в регионе.           

Развитие экономики на современном этапе. Для формирования более полного видения ситуации в энергетике целесообразно рассмотреть ход экономического развития АР в наступившем веке.

В 2000-2007 г. в условиях роста мировых цен на энергоносители национальное хозяйство развивалось высокими темпами. Прямые иностранные инвестиции в нефтяную отрасль увеличились в семь раз и обеспечили «взрывное» расширение сферы производства. В 2006 г. темпы прироста ВВП достигли 34% - максимального значения в новейшей истории государства.

Отметим, что в исторической ретроспективе в Азербайджане нефтяной сектор традиционно являлся доминирующим. Развитие сельского хозяйства осложнялось географическим фактором и отсутствием крупных запасов пресной воды.

После глобального финансово-экономического кризиса внутренняя ситуация начала ухудшаться. В 2011 г. темпы прироста ВВП снизились до уровня статистической погрешности в 0,1%, а в 2015 гг. данный показатель составил 1%. Обострились проблемы, обусловленные гипертрофированным развитием нефтяного сектора: сократились поступления в бюджет, кризисные явления затронули банковскую систему. В 2014-2015 гг. правительство АР было вынуждено ослабить национальную валюту, при этом кросс-курс маната к долл. США изменился с 1,05 до 1,6. Для стабилизации ситуации потребовалось привлечь средства из государственного нефтяного фонда. Некоторые основные макроэкономические показатели Азербайджана приведены в таблице 1.


Темпы прироста ВВП и структура экономики Азербайджанской Республики в 2010-2015 гг., %

Таблица 1. Темпы прироста ВВП и структура экономики Азербайджанской Республики в 2010-2015 гг., %

Источники: составлено автором по данным «IMF», «State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan».


В сфере переработки нефти, химической промышленности, производстве резины и пластмасс выпуск товаров оставался нестабильным. Обращает на себя внимание сокращение производства нефтепродуктов, снижение числа рабочих мест в нефтехимической и химической отраслях (таблица 2).


Индекс промышленного производства  Азербайджана


Таблица 2. Индекс промышленного производства (% к предыдущему году) и число занятых (тыс. человек) в сфере переработки углеводородов Азербайджанской Республики в 2010-2015 гг.

Источник: составлено автором по данным State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan, «Azerbaijan in Figures, 2016»


В ближайшие годы прогнозируется слабый рост национальной экономики. В период до 2020 г., согласно данным «IMF», темпы прироста ВВП не превысят 2,5%, производства продукции нефтяной отрасли – снизятся с 3% до 1%, экспорта топлива – сократятся с 14% до 3% в год.

Отметим, что идея аккумулирования части нефтяных доходов для оказания поддержки в кризисные периоды и развития несырьевых секторов была предложена в 90-е годы. С этой целью в 1999 г. был сформирован «Государственный нефтяной фонд Азербайджанской Республики» («SOFAZ»). С участием «SOFAZ» осуществлялись и продолжают реализовываться различные проекты, в том числе по созданию и модернизации магистральных трубопроводов, железной дороги «Баку-Тбилиси-Карс», производству буровых комплексов, необходимых для работы в Каспийском море, возведению НПЗ в г. Измир (Турция), строительству ирригационной системы на Апшеронском полуострове.

В 2006 г. была образована дочерняя компания фонда - «Azerbaijan Investment Company», деятельность которой направлена на инвестирование средств в несырьевые активы, находящиеся в различных странах мира. В географической структуре ее портфеля зарубежных капиталовложений наибольшая доля принадлежит ЕС (43%), Индии (26%) и США (24%). Аналогичный показатель для Австралии и Океании составляет 4%, стран Ближнего и Среднего Востока и Латинской Америки - 0,1%. Приведенные данные наглядно демонстрируют приоритеты Азербайджана в инвестиционной сфере.

В 2001-2014 гг. размер государственного фонда увеличился в 74 раза и достиг 37,1 млрд. долл. США. В 2015 г. и 2016 г. объем накоплений уменьшился до 33,6 млрд. и 33,1 млрд. долл. США соответственно. За период деятельности фонда основной приток капитала (около 95% суммарных поступлений в фонд) обеспечили поступления, связанные с исполнением «контракта века» («АЧГ»).

Правительство АР неоднократно разрабатывало и принимало планы и концептуальные документы, нацеленные на преодоление дисбалансов в экономике, развитию несырьевых секторов.

В 2000-х годах были утверждены следующие программы по развитию промышленности, сельского хозяйства, туризма: «Государственная Программа развития машиностроительной промышленности в Азербайджанской Республике (2002-2005 гг.)», «Государственная Программа развития аграрного сектора в Азербайджанской Республике (2002-2006 гг.)», «Государственная Программа по развитию в 2002-2005 годах туризма в Азербайджанской Республике», «Государственная Программа социально-экономического развития регионов Азербайджанской Республики (2004-2008 гг.)», а также «Интегрированная стратегия торговли и инвестирования по ненефтяному сектору».

В 2004 г. в АР начал действовать план по продвижению на рынок неуглеродных источников энергии и энергоэффективных технологий, предусматривающая проведение оценки потенциала альтернативных и возобновляемых ресурсов в электроэнергетике, разработку мер по повышению эффективности использования традиционных энергоносителей, надежности энергоснабжения, снижению объема выбросов СО2. В 2009 г. Азербайджан стал членом Международного Агентства по возобновляемой энергетике» и создал национальное профильное агентство.

Указанные меры способствовали оживлению предпринимательской активности в промышленности.

В 2004-2014 гг. выпуск продукции нетопливных секторов вырос почти в три раза. Наиболее высокие показатели были достигнуты в сфере производства строительных материалов (рост в 2,5 раза), электрооборудования (2,1 раза), металлических изделий (2,2 раза), одежды и обуви (2,5 раза), а также бумаги и бумажных изделий, резины и пластмассы, изделий из них. Возродился выпуск транспортных средств и прицепов.   

В указанный период были построены и введены в эксплуатацию промышленные комплексы по производству алюминия и стали, «Бакинский судостроительный завод». Начато строительство мощностей по переработке золота и меди в городах Кедабек и Дашкесан, карбамидного завода в г. Сумгаит, новых цементных предприятий в городах Карадаг, Газах и Нахичевань. Кроме того, в стране появились первые объекты инновационной инфраструктуры - «Сумгаитский технологический парк», «Сумгаитский химический промышленный парк», «Балаханинский промышленный парк» и «Парк высоких технологий».

Несмотря на расширение выпуска товаров и услуг, напрямую не относящихся к нефтяной и газовой промышленности, в стране число крупных предприятий остается ограниченным. В их числе шесть производств: завод по выпуску тракторов и сельскохозяйственной техники (г. Гянджа), автомобилей (г. Нахичевань, мощность – около 5 тыс. ед.), электроники (г. Мингячевир), солнечных модулей (г. Сумгаит), металлоконструкций (г. Карадаг), строительных материалов (г. Аджикабула).

В 2014 гг. была утверждена «Государственная программа по развитию промышленности на 2015-2020 годы», целями которой являются:

- модернизация промышленности и усовершенствование ее структуры;

- повышение экспортного потенциала ненефтяной промышленности;

- расширение конкурентоспособного промышленного производства, рационально использующего энергию, создающего высокую добавленную стоимость;

- расширение наукоемкого производства;

- подготовка квалифицированных кадров для новых производственных отраслей.

Предполагается, что финансирование программы будет осуществляться из государственного и местных бюджетов, внебюджетных фондов, за счет средств «Национального фонда помощи предпринимательству» и «Азербайджанской инвестиционной компании», частных инвесторов, кредитов и грантов.

В 2016 г. руководство АР разработало «дорожные карты» развития следующих секторов хозяйства:

- нефтяная, газовая, в том числе химическая промышленность;

- производство и переработка сельскохозяйственной продукции;

- производство товаров потребления субъектами малого и среднего предпринимательства;

-  тяжелая промышленность и машиностроение;

- индустрия специализированного туризма;

- логистика и торговля;

- строительство жилья;

- профессиональное образование и обучение;

- финансовые услуги;

- сектор телекоммуникационных и информационных технологий;

- сфера коммунальных услуг (производство и распределение электрической и тепловой энергии, воды и газа.

В ходе создания хозяйства «нового типа» к основным задачам государства отнесены, во-первых, улучшение делового климата для стимулирования инвестиционной активности частного сектора и роста капиталовложений в несырьевой сектор, во-вторых, модернизация системы управления. В долгосрочном периоде намечено сократить до 10% долю нефтяного сектора в ВВП.

Итак, в настоящее время в экономике АР доминирующие позиции продолжают сохранять добывающие отрасли и обслуживающие их сегменты промышленности, транспорта.

Национальные компании слабо восприимчивы к новым технологиям. Низкая активность наблюдается на «нижних этажах» добывающего сектора - в геологоразведке, добыче и транспортировке и почти не проявляется на более высоких уровнях передела.

За счет доходов, получаемых от разработки месторождений Азери-Чираг-Гюнешли, правительство сформировало «Государственный нефтяной фонд Азербайджанской Республики». При снижении мировых цен на нефть и сокращении производства сырья на АЧГ поступления в фонд сократились, его размер уменьшился. Эти факторы снизили «запас прочности» экономики страны в долгосрочном периоде.

Попытки широкой модернизации несырьевых производств, предпринимаемые в последние 10 лет, имели «точечный» характер и бессистемно затрагивали лишь отдельные предприятия.

Запасы нефти и газа. Залежи ископаемого топлива сконцентрированы в основном в Бакинском нефтегазоносном районе, в пределах Южно-Каспийского нефтегазоносного бассейна, на территории Апшеронского п-ова и прилегающей акватории. Схема размещения месторождений нефти и газа, включая гигантские структуры «АЧГ» и «Шах Дениз», морских и сухопутных трубопроводов приведена на рисунке 1.



Месторождения нефти, газа и схема основных экспортных трубопроводов Азербайджанской Республики.

Рисунок 1. Месторождения нефти, газа и схема основных экспортных трубопроводов Азербайджанской Республики.

Примечание. 1 – Ашрафи (газ, газовый конденсат), 2 – Карабах (газ, газовый конденсат), 3 - Азери-Чираг-Гюнешли (нефть), 4 - Апшерон (газ и нефть), 5 - Шах-Дениз (газ, газовый конденсат), 6 - Умид (газ, газовый конденсат), 7 - Зафар-Машал (газ, газовый конденсат); 8 - Гум-Дениз (нефть); 9 - Бахар (газ, газовый конденсат). Нефтепроводы: 1 - Баку-Новороссийск; 2 - Баку-Супса, 3 - Баку-Тбилиси-Джейхан. Газопровод: 4 - Баку-Тбилиси-Эрзурум.


Согласно данным «British Petroleum», в период с 1997 г. по 2016 г. в стране доказанные запасы углеводородов увеличились в несколько раз и достигли 1 млрд. т нефти и 1,1 млрд. куб. м газа, что согласуется с текущими показателями, опубликованными «Oil and Gas Journal» - 0,95 млрд. т и 0,991 трлн. куб. м (по состоянию на январь 2017 г.). Компания «ГНКАР», ссылаясь на различия национальной и зарубежных методик оценки, определяет объем залежей газа более оптимистично – в 2,5 трлн. куб. м (2013 г.). Данные о запасах, производстве, потреблении нефти, газа и гидроэлектроэнергии в АР приведены в таблице 3 и на рисунке 2. 


Доказанные запасы, производство, потребление углеводородов и гидроэлектроэнергии в Азербайджане


Таблица 3. Доказанные запасы, производство, потребление углеводородов и гидроэлектроэнергии в Азербайджанской Республике в 1997

г. и 2016 г.

*) При текущих показателях добычи и доказанных запасов, оценка.

Источник: составлено по данным «British Petroleum Statistical Review of World Energy, June 2017», URL: http://www.bp.com/en/global/corporate/energy-economics/statistical-review-of-world-energy.html.




Запасы нефти и газа в Азербайджанской Республике в 1991-2016 гг.


Рисунок 2. Запасы нефти и газа в Азербайджанской Республике в 1991-2016 гг.

Источник: составлено по данным «British Petroleum Statistical Review of World Energy, June 2017»


В ближайшие десятилетия развитие ресурсной базы связано с изучением следующих структур:


  1.  площадей «Бабек», «Шафаг», «Асиман» с прогнозными запасами 900 млрд. куб. м газа и 140 млн. т газового конденсата;
  2.  глубоко залегающих горизонтов блока «АЧГ», в которых могут находиться 280-300 млрд куб. м газа;
  3.  южных шельфовых участков, расположенных на спорных территориях, но после разграничения морской акватории.

По мнению азербайджанских специалистов, геологическая структура глубоководных участков «АЧГ» (расположены вблизи морской разграничительной линии с Туркменией) в основном изучены. Крупные залежи ископаемого топлива могут находиться также на южных участках Каспийского моря, где Исламская Республика Иран, как и АР, стремится получить контроль над максимальным количеством нефтегазоносных структур. Позиция ИРИ по проблеме демилитации Каспия остается противоречивой и жесткой. В 2001 г. в качестве аргумента Иран использовал боевую авиацию, вынудившую азербайджанские суда прекратить разведочные работы на нефтяном блоке «Араз-Алов-Шарг», осуществлявшиеся компанией «ГНКАР» в рамках контракта с «British Petroleum».  

Итак, основной проблемой АР было и остается неуклонное сужение ресурсной базы. Крупные запасы нефти и газа могут находится в шельфовой зоне вблизи с границами соседних государств. Их разведка и оценка затруднены отсутствием границ в Каспийском море между Азербайджаном, Туркменией, Казахстаном и Ираном. Прогнозировать временные параметры демаркации пока сложно.

АР обладает возможностью промышленного использования возобновляемых ресурсов. Наиболее крупный энергетический потенциал сосредоточен в секторах ветро- и гелиоэнергетики (таблица 4).


Потенциал  и мощность действующих ВИЭ-станций в Азербайджане в 2016 г., МВт


Таблица 4. Потенциал  и мощность действующих ВИЭ-станций в Азербайджане в 2016 г., МВт

Источники: IRENA, Sustainable development in energy sector of Azerbaijan

 

Современное производство и потребление первичных ТЭР. В 2001-2016 гг. в АР потребление первичной энергии находилось на низком уровне и росло слабыми темпами. В целом за указанный период данный показатель увеличился на 20% и достиг 14,5 млн. т н.э. Ввиду интенсивного расширения производства ископаемого топлива страна в короткие сроки сумела нарастить достаточно крупный экспортный потенциал. В период до 2010 г. энергетические «излишки» (производство минус потребление) стабильно увеличивались и приблизились к отметке в 55 млн. т н.э. в год. В последующие годы наблюдалась тенденция снижения этого показателя (в 2016 г. - 43 млн. т н.э.). Соответствующие данные приведены на рисунке 3.


Потребление и производство первичной энергии в Азербайджанской Республике в 2000 – 2015 гг., млн. т

Рисунок 3. Потребление и производство первичной энергии в Азербайджанской Республике в 2000 – 2015 гг., млн. т н.э.

Источники: расчеты автора по данным «British Petroleum», ««State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan».


Во второй половине 2000-х годов увеличение производства первичной энергии был обусловлен опережающим ростом добычи нефти, в меньшей степени – газа. Выработка электроэнергии с использованием системообразующих ГЭС оставалась нестабильной, при этом в структуре доходной части энергобаланса ее доля сократилась с 1,8% до 0,6%. Соответствующие данные приведены на рисунке 4.

Структура производства базовых энергоносителей в Азербайджанской Республике в 2000-2015 гг., млн. т



Рисунок 4. Структура производства базовых энергоносителей в Азербайджанской Республике в 2000-2015 гг., млн. т н.э.

Источник: составлено по данным «British Petroleum».


Основную добычу углеводородов обеспечивают две нефтегазоносные структуры: «АЧГ» (75% суммарного производства нефти) и «Шах Дениз». Экспорт сырья осуществляется по нескольким маршрутам с использованием трубопроводного, железнодорожного и морского транспорта.

В 1995 г. для разработки «АЧГ» была создала «Азербайджанская Международная Операционная Компания» («АМОК»/«AIOC»), в которую вошли следующие предприятия (доля в акционерном капитале, %): ««British Petroleum» - 35,78 («BP Azerbaijan» - оператор проекта с 1999 г.), «Chevron» - 11,27, «Inpex» - 10,96, «SOCAR» - 11,65, «Statoil» - 8,55, «Exxon» - 8,0, «ТРАО», - 6,75, «Itochu» - 4,3, «ONGC» - 2,72. 

На начальной стадии обустройство «АЧГ» осуществлялось в рамках плана «Ранняя нефть». В конце 90-х годов были утверждены следующие три этапа реализации проекта:

  1.  разработка залежей в центральной части «Азери» - наиболее перспективного месторождения,
  2.  добыча топлива вблизи западных и восточных границ «Азери»,
  3.  извлечение углеводородов на глубоководных участках «Гюнешли» и остаточных запасов на площади «Чираг».

Следуя данной стратегии, на центральном и западном участках «Азери» первое сырье было получено в 2005 г., в восточной части «Азери» - в 2007 г., на глубоководных участках «Гюнешли» - в середине 2008 г.

В 2009 – 2010 гг. добыча нефти марки «Azeri Light» достигла максимальных значений, но так и не вышла на проектный уровень. Затем, как и прогнозировалось ранее, данный показатель начал сокращаться, при этом спад производства был существенным – на уровне 10-12% в год, что кратно превысило расчетные показатели. Концерн «АМОК» не стремился исправить ситуацию и занял выжидательную позицию. С экономической точки зрения эта позиция может быть объяснена следующими причинами.

Во-первых, в короткие для отрасли сроки зарубежные компании не только вернули свои вложения, но и получили значительную прибыль. Об этом свидетельствуют следующие оценочные данные. За 18 лет накопленные иностранные инвестиции достигли 30 млрд. долл. США, а доход «АМОК» - 73 млрд. долл. США.

Во-вторых, в текущем десятилетии изменилась структура прибыли, распределяемой в рамках СРП. В первые годы разработки «АЧГ» доля правительства АР составила 25%. В середине 2008 г. данный показатель вырос до 70%, т.е. доля «АМОК» резко сократилась, что, соответственно, отразилось на доходах концерна от экспорта нефти.

В-третьих, меры по поддержанию достигнутых показателей добычи требуют значительных капиталовложений. В условиях низких мировых цен на нефть данный фактор затрудняет инвестирование.  

Фабианская политика «АМОК» стала причиной жесткой критики со стороны руководства государства. В 2012 г. Президент И. Алиев указал на «грубые ошибки» консорциума, которые в 2009-2011 гг. привели к уменьшению доходов бюджета на 8,1 млрд. долл. США.

Твердая позиция главы государства вынудила «АМОК» действовать более активно. В течение нескольких лет был реализован комплекс мер, включающий бурение новых скважин, строительство платформы «Западный Чираг», увеличение объемов «обратной» закачки воды и газа в нефтеносные пласты. В итоге негативную тенденцию спада производства удалось смягчить и добиться более плавного уменьшения добычи (на 2-5% в год), но для этого концерн был вынужден затратить около 11 млрд. долл. США.

Тем не менее, несмотря на текущее выравнивание производственных показателей, в дальнейшем страна не сможет предотвратить сокращение добычи нефти, обусловленный истощением запасов главного ресурса – месторождения «АЧГ». В 2017-2030 гг. национальное производство жидкого топлива, вероятно, будет сокращаться, следуя закону нормального распределения, при этом уменьшатся также поставки газа, который необходим «АМОК» для «обратной» закачки в пласт.          

По состоянию на начало 2017 г. промысловая инфраструктура «АЧГ» включала пять морских платформ: «Центральное Азери», «Западное Азери», «Восточное Азери», «Чираг», «Глубоководная Гюнешли», при этом эксплуатировались 147 скважин, из них 102 ед. – добывающие, 45 ед. – нагнетательные (газ, вода). С морских платформ «АЧГ», а также добывающего комплекса «Шах Дениз», газообразные и жидкие углеводороды по морским трубопроводам поступают на береговой пункт сбора - Сангачальский терминал и далее поступают в национальную систему сухопутных газопроводов.

В период до 2008 г. себестоимость нефти в порту Джейхан оценивалась в 7,5 долл. США/барр., из них производственные расходы составили 3,5 долл.,  операционные и транспортные расходы - 1 долл. и 3 долл. соответственно. В текущем десятилетии стоимость добычи резко возросла и достигла уровня в 15 долл. США/барр. 

Показатели, характеризующие производство нефти на блоке «АЧГ» и нефтяной отрасли АР в целом, представлены на рисунке 5.


Суммарное производство нефти в Азербайджанской Республике в 1997-2015 гг.,

Рисунок 5. Суммарное производство нефти в Азербайджанской Республике в 1997-2015 гг., добыча на блоке «Азери-Чираг-Гюнешли» в 1997 – 2015 гг. и на период до 2024 гг. (расчет и прогноз согласно проекту), млн. барр./сут.

Источник: составлено автором по данным «ВР», «Neftegaz.RU», «Window2baku».



Продолжение статьи



Нет комментариев
Добавить комментарий