+7 926 9561571

Энергетические течения государств Каспийского региона.

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



Матвеев И.Е. "Энергетические течения государств Каспийского региона"

Авторская статья.


Energeticheskie-techeniya-gosudarstv-Kaspiiskogo-regiona.

В прикаспийских государствах проживает более 260 млн. человек. В более широком географическом измерении регион называют «Большой Каспий», который включает страны Закавказья и Центральной Азии (дополнительно 54 млн. человек).

Борьба за «большую нефть Каспия», а в действительности - за расстановку сил и «рычаги управления» - характеризуется наличием внутренних и внешних интересов и противоречий, порождающих различные «течения», жесткой конкуренцией в сфере транспорта, зачастую при разработке схожих по сути проектов вопреки экономической целесообразности и эффективности. В целом, новейшая история свидетельствует, что в регионе политика доминирует над экономикой.   

Данная часть мира представляется одним из перспективных центров развития мировой энергетики - здесь сосредоточен крупный энергетический потенциал, который еще предстоит раскрыть более полно. Важность региону добавляет географический фактор, формирующий векторы стратегических транспортных маршрутов. Распад СССР и другие причины обнажили внутренние противоречия, способствовали созданию очагов напряженности, которые и до настоящего времени подпитываются внешними силами, намеренными «перекроить» политическую и экономическую ситуацию в этой части Евразии, т.е. установить свой контроль.  

Развитие нефтегазовой отрасли каспийского региона.

Энергетический потенциал Каспия, с одной стороны, определяется природной энергией, заключенной в ископаемом топливе (рисунок 1). 

Схема размещения запасов углеводородов и перерабатывающих мощностей в Каспийском регионе.


Рисунок 1. Схема размещения запасов углеводородов и перерабатывающих мощностей в Каспийском регионе.

Источник: Mammadov Qaya, «Turkmenistan positions itself as Eurasian natural gas power», «OGJ», 12.07.2017


Доля пяти прикаспийских государств в мировых запасах составляет по нефти составляет примерно 40% и по газу - более 45%. Для сектора добычи аналогичные показатели оцениваются в 20% и 25% соответственно (таблица 1).


Доля стран Каспийского региона в мировых запасах, производстве углеводородного топлива, переработке


Таблица 1. Доля стран Каспийского региона в мировых запасах, производстве углеводородного топлива, переработке нефти, доля в %.

Источник: составлено по данным «BP Statistical Review of World Energy June 2017».


Структура залежей каспийских углеводородов следующая. Наибольшим удельным весом обладают Республика Казахстан (по нефти – около 75%, газу – 45%) и Туркменистан (по нефти – 6%, газу – 44%). За ними следует Азербайджанская Республика (18% и 10% соответственно). Доля России оценивается в 1-2% по каждому виду топлива. Для Ирана, ввиду специфики строения шельфа, соответствующие показатели находятся вблизи нулевой отметки, но в дальнейшем, с активизацией поисковых и разведочных работ, совершенствованием способов добычи, ситуация может измениться.

Что касается крупных и гигантских месторождений, то их несколько - «Тенгиз», «Карачаганак», «Кашаган» (Республика Казахстан), «Азери-Чираг-Гюнешли», «Шах-Дениз» (Азербайджанская Республика), «Галкыныш», «Хазар» и «Осман» (Турменистан), «Южный Парс» (Иран-Катар), «Азадеган» (Исламская Республика Иран). В таблице 2 приведена оценка региональной структуры запасов углеводородов Каспийского моря.  


Географическая структура запасов нефти и газа Каспийского моря, доля стран в суммарных запасах


Таблица 2. Географическая структура запасов нефти и газа Каспийского моря, доля стран в суммарных запасах региона, %

Источник: оценка автора, определенная на основе данных, приводимых в открытых источниках.


В будущем доказанные ресурсы углеводородов могут быть увеличены. Это связано с тем обстоятельством, что основная часть запасов (до 80%) находятся в структурах, залегающих на глубинах более 3 км, которые пока не изучены в достаточной мере. В географическом разрезе к наиболее перспективным относятся Средне-Каспийский и Южно-Каспийский бассейны (Азербайджан-Иран-Туркмения). Акватория северо-западной части Каспийского моря и дельта р. Волга является заповедной зоной, в которой разрешено развитие рыбного хозяйства и водного транспорта. Нефть Каспия.

Отметим, два фактора. Во-первых, в начале 90-х годов высокий интерес к ресурсам Каспийского моря со стороны мировой, и, в первую очередь, западной общественности был умышленно усилен путем завышения оценок прогнозных и достоверных запасов топлива, широкой публикации соответствующей информации в специальной литературе и СМИ. Во-вторых, обращает на себя внимание значительная зависимость отдельных экономик от ситуации в национальном энергетическом хозяйстве - доля нефетегазовой отрасли в ВВП оценивается следующим образом (%): Исламская Республика Иран – 75, Туркмения – 73, Республика Азербайджан – 65. Для Российской Федерации и Республики Казахстан аналогичные показатели значительно ниже – 35% и 25% соответственно.

На формирование «течений» Каспия влияет энергия жизни людей и внутренней трансформации государств, что проявляется в форме активной национальной политики по защите и продвижению своих интересов, конкурентной борьбы, взаимных претензий и межнациональных споров. Наиболее рельефно это соперничество отражают проекты в сфере транспорта, направленные на экспорт и транзит нефти и газа в направлении международных рынков (рисунок 2).


Основные маршруты транспортировки углеводородов в Каспийском регионе.


Рисунок 2. Основные маршруты транспортировки углеводородов в Каспийском регионе.

Источник: Центр стратегических оценок и прогнозов.

На ситуацию в регионе оказывают влияние также внешние силы. Политика США и их ключевых союзников, основанная на древнем принципе «разделяй, властвуй, выкачивай ресурсы», в ряде случаев приводит к созданию барьеров, препятствующих налаживанию полноценных партнерских связей между прикаспийскими государствами, продвижению совместных энергетических и транспортных проектов.

Рассмотрим в сжатой форме основные тенденции развития энергетики стран Каспийского региона.

Азербайджанская Республика. В нефтяной отрасли ключевыми задачами являются поддержание добычи на блоке «Азери-Чираг-Гюнешли» (в Туркмении эти структуры называются «Хазар» и «Осман») ввиду того обстоятельства, что временной горизонт производства ограничен двумя десятилетиями (до 2030 г.) и разведка/обустройство новых месторождений. В газовой сфере силы страны брошены на реализацию второй фазы освоения гигантского нефтегазоконденсатного месторождения «Шах Дениз» (Шах Дениз-2») и подготовку к работам в рамках соответствующей третьей стадии («Шах Дениз-3»). С развитием этого проекта увязаны задачи по увеличению пропускной способности экспортных трубопроводных систем, проходящих по территории Азербайджана, Грузии (рассматривается возможность создания и СПГ-инфраструктуры), Турции в направлении рынка стран объединенной Европы.

К другим важным задачам по развитию национального ТЭК относятся: (1) дальнейшее обустройство прибрежной инфраструктуры, создание нефтегазоперерабатывающего и нефтехимического комплекса вблизи п. Сангачал (в период после 2020 г.), ориентированного в том числе и на импортное сырье, (2) развитие нефтепереработки за рубежом, в частности, в Турции, (3) сохранение рыночных позиций на газовом рынке Грузии, наращивание поставок в эту страну нефтепродуктов и их реализация с использованием сети АЗС, (4) расширение сбыта нефтепродуктов в других государствах Каспийского и Черноморского бассейнов, ЕС.

Исламская Республика Иран. По запасам жидких углеводородов ИРИ находится на четвертом месте в мире после Венесуэлы, Саудовской Аравии и Канады. Среди стран ОПЕК Иран занимает третье место по добыче нефти (высокого качества, легкой). Основные покупатели нефти - страны АТР (Китай и Индия, а также Япония и Республика Корея) и ЕС (Великобритания, Греция, Италия, Франция). В расходной части национального энергобаланса на долю этого вида топлива приходится более 40%. К началу третьего десятилетия ИРИ предполагает нарастить производство на 30-40% относительно показателей 2016-2017 гг. (т.е. до 300 млн. т в год).

В газовой отрасли ситуация иная. По запасам газообразных углеводородов ИРИ входит в число мировых лидеров и сопоставима с Россией (примерно по 33 трлн. куб. м или по 18% мировых запасов). Основные залежи находятся на трансграничном месторождении «Северное/Южный Парс» (4/3 резервов Ближнего и Среднего Востока), которое разрабатывает также Катар (до Первой мировой войны Катар входил в состав Османской империи, затем был оккупирован Великобританией, в 1971 г. провозгласил независимость). 

До 2007 г. Иран оставался нетто-импортером газа ввиду наличия «разрыва» между производством и внутренним спросом. В 2016-2017 гг. внутренняя добыча незначительно превысила потребление, что позволило часть сырья отправить на экспорт.

Отметим географический дисбаланс производства и потребления углеводородов в ИРИ. Основная добыча энергоносителей осуществляется на южных сухопутных и морских месторождениях Персидского залива, а крупнейшие потребители располагаются в центральной и северной частях государства, где находятся крупные города и четыре НПЗ суммарной мощностью около 1,6 млн. барр./сут.  

Исламская Республика Иран изучает возможности и пути освоения шельфовых нефтегазовых месторождений Каспия. Степень заинтересованность ИРИ в решении данной задачи ниже, чем у Азербайджанской Республики, Республики Казахстан и Туркмении (доходная часть бюджетов данных государств в значительной мере зависит от добычи нефти и газа именно на Каспии) по следующим основным причинам.

Во-первых, работы затрудняются ввиду нерешенности вопроса разграничения Каспийского моря.

Во-вторых, ИРИ располагает крупными сухопутными месторождениями – в фокусе внимания правительства находятся залежи, сконцентрированные в южной части страны.

В-третьих, инвестиционные возможности Ирана ограничены.

В-четвертых, национальная отрасль не обладает достаточным опытом и технологиями разведки на глубоководных участках моря, что затрудняет оценку целесообразности и эффективности добычи на шельфе.

Таким образом, Иран рассматривает каспийское направление развития добывающего сектора в качестве важного, но пока вспомогательного.

Страна демонстрирует заинтересованность в региональном сотрудничестве в рамках международных проектов. В первую очередь речь идет об освоении месторождений в Азербайджане. В настоящее время в проекте «Шах Дениз - 1» доля «National Iranian Oil Company» («NIOC») составляет 10%.

В долгосрочной перспективе в сфере транспорта намечено решить несколько основных задач.

В газовом секторе к ним относятся следующие: (1) создание новых и модернизация действующих экспортных трубопроводов для вывоза собственного топлива, (2) повышение надежности импортной инфраструктуры, обеспечивающей снабжение северных регионов страны, (3) создание мощной транзитной ГТС с целью превращения ИРИ в транспортный узел регионального масштаба, расширения транзита/реэкспорта из стран ЦА в Закавказье и далее на другие международные рынки.

Отметим, что к реэкспорту газа Иран подходит с осторожностью. Дело в том, что с ослаблением санкционного давления ИРИ намерена к 2021 г. увеличить до 80 млрд. куб. м в год вывоз собственного топлива по различным маршрутам, в том числе: (1) в Закавказье и Турцию, (2) в ЕС через территорию стран Южного Кавказа (до 30% суммарного вывоза), (2) в АТР, в первую очередь в Индию, которая рассматривает возможность строительства подводного газопровода «Иран-Индия».

В итоге, через несколько лет на рынках государств ЕС, Закавказья и АТР Иран может составить конкуренцию Туркменистану, Азербайджану, России и, возможно, Катару.    

В нефтяном секторе приоритетами ИРИ являются: (1) углубление международного сотрудничества в сфере транспортировки каспийской нефти, наращивание транзита через свою территорию, (2) обеспечение поставок сырья на нефтеперерабатывающие комплексы, расположенные в северной части страны с использованием различных способов, включая схему замещения (впервые была опробована в 1996 году). Согласно указанной схеме, нефть из Казахстана и Туркмении (тяжелая, сернистая) поступает на НПЗ Тегерана и Тебриза по трубопроводам «Сари-Намруд» и «Тегеран-Нека» (Нека – это порт, расположенный на берегу Каспийского моря), а эквивалентные объёмы иранской нефти (легкой, высокого качества) встречно отгружаются в Персидском заливе на нефтяном терминале о. Харк, в портах Шахид Реджайи, Шахид Бахонар, которые в настоящее время активно модернизируются.

В отдаленной перспективе возможно строительство нефтепровода «Казахстан-Туркменистан-Иран», предназначенного для транспортировки сырья с месторождения Кашаган. Реализация данной        идеи приведет к качественному изменению региональных торговых потоков.

Республика Казахстан. В иерархии интересов РК, согласно стратегическим планам развития инфраструктуры и промышленности, на первом месте находятся приграничные регионы Российской Федерации, на втором - все регионы России плюс Украина и Белоруссия.

Третья позиция отведена западным регионам Китая, граничащим с Республикой Казахстан, четвертая – всем регионам Китая плюс Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Киргизия.

В сферу интересов Казахстана входят также Турция, Иран, Ирак и Азербайджан.

В отраслевом разрезе определены семь приоритов: нефтепереработка, нефтехимия, химия, металлургия, машиностроение, производство строительных материалов, пищевая отрасль.

Развитие промышленности синхронизировано с расширением и модернизацией транспорта и сферы логистики, которые, по мнению руководства страны, должны быть интегрированы в соответствующие международные системы. В реализации промышленной политики Казахстан опирается на кластерный подход.

В качестве основных направлений многостороннего сотрудничества в рамках ЕАЭС возможны следующие.

Во-первых, это сфера производства электроэнергии. В Казахстане развитие системы генерации требует решения задач по (1) созданию нового сегмента – атомной энергетики, (2) модернизации сектора угольной генерации путем перевода части мощностей на газ (внедрения современного газового оборудования, силовых агрегатов др.), (3) реконструкции угольных электростанций путем замены устаревших паровых котлов на современные, позволяющие достигать более высоких рабочих температур и давления и др. (4) внедрению ВИЭ-энергоисточников.  

Во-вторых, это сетевое хозяйство, для повышения эффективности которого требуется реализация проектов по модернизации действующих линий электропередач и технологического оборудования, строительству новых ЛЭП различной мощности в направлении север-юг, восток-запад для оптимизации нагрузки на генерирующий сектор, снижение потерь, электрификации объектов инфраструктуры (ж/д путей, промышленных и иных потребителей), расширения экспортного потенциала.

В-третьих, это сфера добычи ископаемого топлива. Многолетнее рассогласование темпов производства и разведки запасов требует принятия мер по воспроизводству казахстанской минерально-сырьевой базы (урана, углеводородов и др.). С ГРР возможна синхронизация поисково-разведочных работ на геотермальные подземные источники воды с целью оценки их энергетического потенциала.

В-четвертых, это сектор переработки углеводородного сырья, стратегическими задачами которого являются обеспечение внутреннего рынка качественными нефтепродуктами собственного производства, углубление передела, организация и расширение выпуска продукции органического синтеза, развитие экспортных возможностей продукции с высокой добавленной стоимостью.

В-пятых, это сфера транспорта, включающая нефте- и газопроводы наземного базирования, инфраструктуру, созданную на побережье Каспийского моря, морской флот (наливные суда, паромы и др.), средства перевозки радиоактивных веществ.

В-шестых, это технологии ресурсосбережения, внедрение которых предполагается осуществить на основе комплексного подхода, предполагающего реализацию широкого набора мер – от производства современных синтетических строительных материалов до автоматизированных систем управления технологическими процессами.   

В-седьмых, это отрасли промышленности, производящие энергетическое оборудование, необходимое как для модернизации крупных объектов, подключенных к общим сетям, так и для создания локальных энергоисточников (систем распределенной генерации).     

Особое место в национальных планах занимает КНР. Казахстан и Китай развивают экономические связи в основном в двустороннем формате. Согласно «Соглашению между Правительством Республики Казахстан и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии» (заключено в 2010 г., срок действия – 30 лет), к основным направлениям совместной работы отнесены (1) НИОКР, (2) здравоохранение, ядерная безопасность, охрана окружающей среды, (3) сельское хозяйство, промышленность, медицина и производство электроэнергии, (4) разведка и разработка урановых ресурсов, (5) безопасность и регулирование атомной энергетики, (6) переработка урановых концентратов, изготовление ядерного топлива и его компонентов, производство атомной энергии, строительство атомных электростанций.

В ходе евразийской интеграции и в планах по координации интересов ЕАЭС и ЭПШП Республика Казахстан является ключевым звеном, теоретическое выпадение которого является критическим событием для обоих проектов. Это означает, что Казахстан потенциально представляет важный объект, на который может быть оказано внешнее воздействие для дестабилизации не только ситуации в регионе, но и расшатывания основ государства с целью смены его международных приоритетов.

В Каспийском регионе интересы страны сосредоточены в секторах добычи, переработки и транспортировки углеводородов.

Важными экспортными маршрутами остаются нефтепровод «Атырау-Омск-Самара» (на российской территории трубопроводы входят в систему ПАО «Транснефть», по данному маршруту вывозится более 1/3 казахстанской нефти и конденсата), трубопроводные системы «Каспийский Трубопроводный Консорциум» (выведен на проектную мощность в 2001 г., по системе прокачивается около 30% жидкого топлива, добываемого в Казахстане), «Казахстанско-Китайский Трубопровод» (Каспийское море-Кумколь-Атасу-Алашанькоу, достиг проектной мощности в 2013 г.). На рисунке 3 представлена схема магистральных трубопроводов Республики Казахстан.


Магистральные трубопроводы Республики Казахстан

Рисунок 3. Магистральные трубопроводы Республики Казахстан.

Источник: «РБК ТЭК», URL: http://tek360.rbc.ru/articles/4/.


В 2016-2017 гг. Республика Казахстан вновь приступила к рассмотрению идеи создания «Казахстанской каспийской системы транспортировки нефти» - «ККСТ», предложения о строительстве которой были выдвинуты в прошлом десятилетии. Проект призван поддержать экспорт нефти по трубопроводу «Баку-Тбилиси-Джейхан» пропускной способностью 60 млн. т в год (после ввода в эксплуатацию в 2006 году уровень его загрузки стабильно оставался на критически низком уровне – примерно 25%).

В целом, основной проблемой Республики Казахстан остается слабо прогнозируемая добыча углеводородов на шельфе, в первую очередь на месторождениях «Кашаган» и «Карачаганак», на фоне избыточных экспортных мощностей трубопроводных систем.

Туркменистан. Примерные данные о национальных запасах углеводородов (геологических и доказанных) публикуются и обсуждаются на страницах СМИ, аналитических и псевдонаучных изданий, но точные показатели неизвестны. Страна не принимает участия в «Инициативе прозрачности добывающих отраслей» - «Extractive Industries Transparency Initiative»/ «EITI». По газу оценки доказанных запасов находятся в диапазоне от 13 трлн. до 27 трлн. куб. м и более, по нефти -   разнятся в несколько десятков раз.

Крупные залежи газа сосредоточены на месторождениях «Галкыныш» (расположено вблизи границы с Афганистаном, включает структуры «Южный Иолотен - Осман», «Минара», «Яшлар» и «Газанлы»), «Довлетабад» и др.

Источниками газообразного топлива - попутного нефтяного газа - являются нефтегазоносные структуры «Корпедже», «Южный Камышлыджа», «Небитлидже», «Шатут», поставляющие ПНГ в национальную газотранспортную систему.

В добывающей отрасли присутствует иностранный капитал. К крупным инвесторам относятся такие компании, как ПАО «Газпром» (РФ), «ЕNI» (Италия), «RWE» (ФРГ), «Burren Energy» (Великобритания), «Dragon Oil» (ОАЭ). За их деятельностью государство осуществляет жесткий контроль. Во всех проектах участие национальных компаний «Туркменгаз» и «Туркменнефть» является обязательным условием, которое закреплено национальным законодательством.

В 90-е годы в стране действовал единственный экспортный газопровод «Средняя Азия-Центр» (дата создания первой нитки – 1967 г.), с использованием которого топливо поставлялось в Россию, страны Закавказья, на Украину и на другие рынки.

В 1997 г. география вывоза туркменского газа расширилась. В рамках 25-ти летнего контракта были начаты поставки газа в Иран по вновь построенному 200-км газопроводу «Дружба» пропускной способностью около 6 млрд. куб. и в год, а в 2010 г. был введен в эксплуатацию второй трубопровод - «Довлетабад-Серахс-Хангеран» аналогичной мощности.

В ходе расширения внутренней добычи и по другим причинам возникла необходимость диверсификации направлений экспорта. В начале 2000-х годов был принят план создания четырех новых маршрутов:

  1.  в Афганистан, Пакистан, Индию («ТАПИ»),
  2.  в КНР по ГТС «Туркменистан-Китай» через территорию стран Центральной Азии (в статусе транзитёров),
  3.  в Турцию и далее в ЕС через территорию Ирана,
  4.  через акваторию Каспийского моря в Азербайджан, затем, по «Южному транспортному коридору», - на рынок ЕС (при этом требуется решить вопрос международно-правовой делимитации Каспия).

К концу второго десятилетия удалось реализовать лишь значительную часть проекта ГТС «Туркменистан-Китай». Из запланированных 4-х ниток было построено три (А, B и С), проходящих через территорию Казахстана и Узбекистана. Предполагается, что четвертая нитка (D) протяженностью 400 км пройдет по территории Узбекистана, Таджикистана и Киргизстана (дата начала строительства неоднократно изменялась, в 2016 г. реализация проекта была отложена на неопределенный срок).

Основные экспортные газопроводы Туркмении и их основные параметры приведены на рисунке 4. 

Основные трубопроводные маршруты вывоза газа из Туркменистана в 2017 г.


Рисунок 4. Основные трубопроводные маршруты вывоза газа из Туркменистана в 2017 г.

Источник: «Ведомости», «Туркмения лишилась крупного покупателя газа в лице Ирана», 14 августа 2017 г., 

В текущем десятилетии мощность экспортной газовой инфраструктуры оценивается в 153 млрд. куб. м в год, но объем поставок значительно меньше. 

В конце 2016 г. от импорта туркменского газа отказалась Россия. В начале 2017 г., после длительных хозяйственных споров, Туркменистан приостановил поставки в Иран. В итоге единственным покупателем трубопроводного газа осталась КНР.

Трудности, препятствующие расширению экспорта путем создания новых маршрутов транспортировки (низкие мировые цены на углеводороды и др.) спровоцировали ухудшение ситуации в национальном хозяйстве.

Таким образом, несмотря на наличие избыточных экспортных мощностей, для Туркменистана вопрос дальнейшего расширения данной инфраструктуры является приоритетным. Страна стремится, по возможности, самостоятельно реализовать проект «ТАПИ», а также решить задачу по присоединению к «Южному транспортному коридору» через территорию Каспийского моря.

К перспективным направлениям развития нефтегазовой отрасли относится производство сжиженного углеводородного (нефтяного) газа (СУГ). Этот вид топлива в течение нескольких лет уже поставляется в Афганистан, Грузию, Иран, Таджикистан и Пакистан. В 2016 г. экспорт СУГ оценивался в 230-260 тыс. т.

В стране высокими темпами развивается электроэнергетика – создаются новые генерирующие мощности на базе традиционных энергоносителей, модернизируется и расширяется сетевое хозяйство. Этот процесс синхронизирован с программами индустриализации страны и обустройства регионов. Продолжается формирование национальной системы передачи электроэнергии путем строительства и объединения ЛЭП в направлениях «Ашхабад-Балканабат-Туркменбаши», «Мары-Ашхабад», «Лебап-Дашогуз», «Ашхабад-Дашогуз», «Туркменбаши-Дашогуз». На внешнем контуре намечены проекты по созданию воздушных ЛЭП 500-400 кВ «Мары-Серахс-Мешхед (Иран)» (400-500 кв) и «Балканабат - Гонбад (Иран)» (400 кВ).

Производство электрической энергии превышает внутренний спрос, поэтому избыток данного энергоносителя вывозится в Иран, Турцию (с использованием мощностей иранской энергетической системы), Таджикистан, а также Афганистан (на льготных условиях). В дальнейшем предполагается расширить географию экспорта и поставлять электроэнергию в такие государства, как: Узбекистан, Казахстан, Армения, Пакистан. Видится, что в отдаленной перспективе возможно подключение национальной энергосистемы к энергетическим мостам, обеспечивающим дальнюю передачу в транс-европейском формате (при реализации идеи ЭПШП, сопряжении ЭПШП и ЕАЭС и др.).

 Правительство наметило планы по развитию возобновляемой энергетики путем создания научно-исследовательской инфраструктуры и реализации отдельных проектов.

В советский период и до 1998 г. в Туркменистане функционировал научно-исследовательский институт «Солнца», но, ввиду реорганизации национальной Академии наук, эта структура была расформирована. Через десять лет НИИ возобновил работу, однако, сохранить научный потенциал не удалось. В «Туркменском государственном институте транспорта и связи» создана «Лаборатория по возобновляемым источникам энергии». В 2009 г. в Ашхабаде было заключено соглашение с «Исламским банком развития» о реализации проекта под названием «Исследование возможностей Туркменистана по производству кремния, используемого в фотоэлектрических преобразователях». Основными направлениями использования ВИЭ являются выработка электрической/тепловой энергии и опреснение воды Каспийского моря.

Российская Федерация. Для нефтегазовой отрасли России Каспийский регион не является приоритетным с точки зрения промышленной добычи (рисунок 5). Заинтересованность нашей страны заключается в возможности отработки соответствующих технологий с их последующим применением в северных морях и на Дальнем Востоке.  

Добыча нефти в России в 2015 г. и 2016 г. 

Рисунок 5. Добыча нефти в России в 2015 г. и 2016 г.

Источник: Центр экономики недропользования и развития нефтегазового комплекса Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН, Нефтегазовый комплекс России. Часть 1. Нефтяная промышленность: долгосрочные тенденции и современное состояние // Л.В. Эдер, И.В. Филимонова, В.Ю. Немов, И.В. Проворная, М.В. Мишенин, А.В. Комарова и др. / под ред. А.Э. Конторовича. – Новосибирск: ИНГГ СО РАН, 2017. – 71 с., стр. 21.


Что касается перспектив поисков, разведки и разработки запасов углеводородов, то, по данным ИНГГ СО РАН, в ближайшие десятилетия в фокусе отечественной нефтегазовой отрасли будут следующие объекты:

- осадочные бассейны российского шельфа Северного Ледовитого океана (могут содержать около 25% мировых запасов углеводородов – прим. автора);

- слабо изученные провинции на суше (Лено-Тунгусская провинция);

- крупные объекты, не введенные в разработку на севере Западной Сибири в Ямало-Ненецком АО, а также относительно глубокозалегающие отложения, включая юрские и ачимовские отложения;

- уникальные ресурсы нефти нетрадиционных источников – баженовская свита; - высоковязкие и трудноизвлекаемые месторождения Волго-Уральской и Тимано-Печорской провинций;

- рациональное использование остаточных запасов уникальных и крупных месторождений;

- поиск, разведка и разработка мелких, мельчайших и средних месторождений в зрелых нефтегазоносных бассейнах.

В настоящее время в российском секторе Каспийского моря добычу нефти осуществляет «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть». В 2010 г. компания ввела в эксплуатацию месторождение им. Корчагина, в октябре 2016 г. - месторождение им. Филановского. В 2016 г. производство жидкого топлива достигло 2,2 млн т (в 2015 г. – на 0,6 млн. т меньше). В ближайшей перспективе (в конце 2017 г. – начале 2018 г.), с завершением строительно-монтажных работ второй очереди месторождения им. В. Филановского, данный показатель может увеличиться. В более отдаленном периоде данная российская компания совместно с казахстанской стороной могут начать добычу на глубоководных (по меркам Каспийского моря) трансграничных геологических структурах «Курмангазы» («Кулалинская»), «Центральная» и месторождении «Хвалынское».  

В 2015 году, после подписания Россией и Казахстаном очередного протокола к соглашению о разграничении дна северной части Каспийского моря три предприятия – ПАО «Газпром», ПАО «Лукойл» и НК «Казмунайгаз» получили возможность продолжить работы по доразведке запасов месторождения «Центральное» в рамках СП на условиях СРП (доля ПАО «Газпром» и ПАО «Лукойл» - по 25%, НК «Казмунайгаз» - 50%).

Заинтересованность к работе на месторождениях Каспия проявляет российское ПАО «Роснефть». В 2014 г. компания приобрела долю в проекте по освоению нефтеносного блока «Лаганское». В качестве акционера «Каспийской нефтяной компании» ПАО «Роснефть», совместно с ПАО «Лукойл» и ПАО «Газпром», рассматривает возможность разработки «Западно-Ракушечного нефтяного месторождения» (этому консорциуму сквозная лицензия была выдана в 2013 г.).

В целом, Россия пока не торопится расширять нефтедобычу по ряду причин, в том числе ввиду наличия заповедной зоны, сложной геологической структуры шельфа, недостаточной изученности нефтегазоносных участков.

В дальнейшем, возможно, что интерес нашей страны к Каспийскому региону усилится, чему способствуют такие факторы, как наличие локальной мощной инфраструктуры, в том числе экспортной, позволяющей вывозить нефть и газ в направлении рынка ЕС.  Кроме того, развитие добывающих отраслей может оказать положительное влияние на экономику южных российских регионов, стимулировать производство машин, оборудования, судов и другой сложной техники.

Итак, энергетические «течения» Каспийского моря обусловлены наличием значительных запасов ископаемого топлива, географическим и социально-политическим факторами, влиянием внешних сил, реализующих политику, нацеленную на сохранение доминирующих позиций в мире, разделение стран Большого Каспия и противопоставления их интересов. В ходе исторического процесса эти «течения» оказывают разнонаправленное действие на страны, периодически ускоряют и тормозят их взаимодействие.

В регионе Большого Каспия в числе основных тенденций развития энергетики можно выделить следующие:


  1. Увеличение объемов геологоразведочных работ, ресурсной базы углеводородов.
  2. Рост добычи нефти и газа на временном горизонте 20-30 лет.
  3. Усиление трансграничных связей, региональной кооперации, выстраивание международных производственных цепочек – от разведки и добычи сырья до хранения и сбыта полуфабрикатов, готовых изделий. Наращивание объемов региональной торговли.
  4. Развитие отраслевой науки, капиталлоёмких и наукоемких производств.
  5. Развитие транспортной инфраструктуры - трубопроводного, морского и железнодорожного наливного транспорта - как внутри региона, так и на его внешних контурах в направлении АТР, Закавказья, Турции, России.
  6. Расширение участия стран в реализации идеи ЭПШП, подключение к процессам сопряжения ЕАЭС-ЭПШП.
  7. Усиление роли электроэнергетики, развитие сектора генерации, «капиллярной» (в первую очередь распределительной) сети, дальних передач постоянным и переменным током.
  8. Развитие возобновляемой энергетики.
  9. Увеличение производства, транспортировки и реализации СУГ.


В числе основных сфер сотрудничества:

В сфере энергетики


  1. Добыча нефти и газа (разведка, обустройство нефтегазоносных участков, совершенствование технологий производства - повышение эффективности, снижение затрат и др.).
  2. Переработка углеводородов (глубокая переработка жидкого и газообразного сырья с производством нефтепродуктов, полимеров, прочих основных органических и неорганических веществ, пластмасс и синтетических смол в первичных формах).
  3. Транспорт (развитие и модернизация инфраструктуры в направлениях «Север-Юг», «Восток-Запад», совершенствование морского, трубопроводного, железнодорожного, автомобильного транспорта в том числе на электрической тяге, газомоторном топливе, расширение сервисных сетей).
  4. Возобновляемая энергетика (изучение и уточнение потенциала ВИЭ, расширение использования ВИЭ и технологий энергоэффективности при развитии удаленных, труднодоступных районов, в системах опреснения воды и др.).
  5. Электроэнергетика (построение и расширение интеллектуальных активно-адаптивных сетей, создание дальних передач электрической энергии постоянным/переменным током в широтном направлении с целью использования межсистемного, т.е. долготного, эффекта).


 

К другим секторам сотрудничества, на наш взгляд, можно отнести:

 


  1. Информационно-коммуникационные технологии (развитие информационно-коммуникационных сетей на основе национальных разработок, оборудования и услуг).
  2. Туризм (организация круизных поездок, познавательного, экстремального, приключенческого, этнографического, горнолыжного, экологического туризма, отдыха и оздоровления. Важность этой сферы определяется ее мультипликационным эффектом - взаимосвязью примерно с 50-ю отраслями экономики, которые также могут получить импульс к развитию).
  3. Экология (разработка комплексной политики по снижению антропогенной нагрузки, сохранению биоразнообразия и др.).
  4. Рыболовство, переработка морской продукции (биологические ресурсы Каспия оцениваются в сумму, эквивалентную 6 млрд. долл. США в год).
  5. Наука и образование.
  6. Сельское хозяйство.
  7. Космос (космическое землеведение - изучение Земли с использованием космических методов/технологий, изучение климата, прогнозирование погодных условий и др.).


Взаимодействие государств региона сдерживается по различным причинам. В их числе:


  1. Вопрос о правом статусе Каспийского моря. 
  2. Рост конкуренции в транспортной сфере, которая усиливается в ходе расширения действующих и при создании новых маршрутов поставок энергоносителей.
  3. Рост экологических рисков. Серьезную озабоченность вызывают загрязнение моря, болезни живых организмов, проникновение чужеродных организмов, браконьерство, изменение естественных биогеохимических циклов, эвтрофикация (возникновение бескислородных зон), а также загрязнение воздуха, почвы, истощение подземных вод в прибрежных районах.


На наш взгляд, для преодоления разногласий и выхода на управляемую по своим правилам траекторию развития государствам региона требуется решить ключевую проблему, которую можно обозначить как «Лебедь, рак и щука».

Имеется в виду отсутствие единой энергетической политики и стратегии сотрудничества с целом, т.е. не только в сфере ТЭК, но и по всему спектру социально-экономических и геополитических вопросов.

В этой связи целесообразно совместно определить тактику и стратегию развития: определить отношение к окружающей среде, выработать единые стереотипы, сформировать вектор целей и т.д.

На наш взгляд, в долгосрочной перспективе ряду стран Большого Каспия не удастся сохранить политику, основанную на концепции «многовекторности» («усидеть на двух и более стульях»), равно как и нейтралитета («моя хата с краю, ничего не знаю», «каждый в своем углу»). В условиях коренной трансформации мира всем государствам придется сделать конкретный выбор.



Нет комментариев
Добавить комментарий