+7 926 9561571

Социокультурные факторы и их влияние на формирование ЕАЭС

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



И.Е. Матвеев. Социокультурные факторы и их влияние на формирование ЕАЭС

Авторская статья.   

I.E. Matveev-Sociokulturnie-faktori-i-ih-vliyanie-na-formirovanie-EAES-Avtorskaya-statya. 

Ключевые слова: социокультурные, субъективные, религиозно-философские, факторы, экономическое поведение человека, ЕАЭС, СНГ, евразийская интеграция, сотрудничество, управление, социокультурная составляющая, основные направления, роль личности, экономический эгоизм, общие рынки, нефть, газ, электроэнергия, корпоративная социальная ответственность бизнеса, наука, образование, культура, спорт.

 

В ходе глобального исторического процесса принципы и нормы социального поведения людей формировались под влиянием духовных, культурных знаний/ценностей/убеждений/традиций, при этом хранители древней мудрости постоянно отмечали важность соблюдения метафизических законов. Даже общий беглый взгляд на основные мировоззренческие догмы позволяет увидеть разнообразие взглядов народов мира на хозяйственную деятельность.  

В язычестве и оккультизме, корнями уходящими в глубь веков, оттачивались техники «медитации», «очищения от материальной скверны», овладения «магической силой» для самостоятельного управления событиями, «избавления от желаний» и т.д. Некоторые мистические учения предлагали и предлагают в настоящее время ориентироваться на числовые методы контроля путем определения «выгодной» позиции небесных тел, дней и даже минут, наиболее «благоприятных» для ведения хозяйственной деятельности (в отношении сроков посева, сбора урожая, сбыта продукции и т.д.). В индийском эпосе торговые люди, земледельцы, а также ремесленники были выделены в отдельную касту «вайшьи», находящуюся ниже «брахманов» (духовных лидеров, обладающих жреческими полномочиями) и «кшатрий» (правителей, воинов), но выше «шудр» (рабочих) и «чандалов» (грешников). Особым признаком «вайшьев» является их ориентация на получение материальной выгоды для себя и своей семьи, а старшинство в рамках касты определяется уровнем богатства (у «брахманов» – глубиной и широтой знаний, «кшатриев» - доблестью, «шудр» - возрастом).   

В Пятикнижии находим указание на необходимость проведения торговых операций без обмана («…да будут у вас гири верные, ефа верная и гин верный…»), относительный запрет на ростовщичество («не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост…»), способы ведения конкурентной борьбы – «…и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и будешь ты властвовать над многими народами, а над тобою они властвовать не будут».  Наставления Нового Завета акцентируют внимание на духовном развитии: «не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут….».   

Согласно законам Ислама, дозволяется торговля, но запрещается лихва, т.е.  в Коране приводится прямой запрет на взимание ссудного процента (часть представителей мусульманской веры указывает на возможность получения процентной надбавки – риба - с заработанного капитала). Не допускаются такие действия, как: реализация узурпированного (отнятого насильно) товара, алкогольных напитков, фальшивого золота и др., принуждение к продаже, обман и мошенничество при продаже/покупке, создание ажиотажа вокруг продаваемого товара через наличие ложных покупателей с целью искусственного повышения цены и т.д.

Отметим, что в ходе Реформации, произошедшей в государствах Западной и Центральной Европы, и после нее широкое распространение в Новом и Старом Свете получили деноминации традиционных верований и новые религиозные, религиозно-философские, атеистические движения и идеи. Наиболее активно, в форме «эпидемии», этот процесс происходил в США. В Латинской Америке распространению ереси и сект противостояло католическое духовенство, поэтому в настоящее время в этой части света позиции римско-католической Церкви остаются прочными. В Евразии в прошлом веке идеологическую борьбу вели коммунистические режимы. После разрушения социалистического блока этот барьер был уничтожен, что создало предпосылки для осуществления системной и агрессивной деятельности со стороны внешних сил по подрыву многовековых традиций и устоев народов, населяющих континент.  

В настоящее время, по мнению А. Л. Дворкина, «вместо прежнего неудавшегося объединений интернационалистов всех стран происходит всемирное объединение националистов на общей для них почве «древнего оккультного ведического знания». Вероятно, ядром будущего «консенсуса» религий станет неоиндуизм, укоренение которого происходит путем расширения деятельности тоталитарных сект, созданных «бизнес-гуру». С этим обобщением можно согласиться, ведь традиционный индуизм и его новые вариации (данным учениям нельзя отказать в глубине и широте взглядов) являются одним из наиболее удобных инструментов управления обществом в условиях секуляризации и глобализации по концепции «разделяя противопоставляй и властвуй».         

Указанные, как и многие другие нормы религиозно-философских учений продолжают действовать в современном светском мире. В XXI веке некоторые из них, по-прежнему, находятся в основе писанных правил - законодательных актов, регулирующих торговлю, финансовую, налоговую и другие сферы деятельности государств мира и неписаных законов - обычаев делового оборота и др.

Развитие производительных сил, расширение научных горизонтов способствовали усилению внимания внимание философов, исследователей к вопросам генезиса и эволюции духовных, культурных знаний/ценностей/убеждений/традиций народов мира. На современном этапе потребность описать, оценить, измерить элементы «тонкой» материи еще более актуализировалась. Наглядно эти потребности отражаются, например, в кросс-культурном анализе маркетинга: «различия в культурных нормах и ценностях влияют не только на выбор потребителей, но и на деловые взаимоотношения с зарубежными партнерами… Каждая страна и регион имеют свои культурные традиции, предпочтения и стиль поведения, которые партнеры из других стран должны изучать и считаться с ними». Но в текущем десятилетии в условиях обострения геополитической борьбы, дальнейшей глобализации экономики, цифровизации хозяйства и многих других сфер деятельности человека изучение социокультурных факторов для продвижения товаров и услуг на национальных рынках - это прикладная и во многом уже решенная задача. Более важным является создание надежных (по предсказуемости) способов управления и развития на базе фактологических, исторических, мировоззренческих подходов.  

Несмотря на длительный во времени интерес к вопросу о влиянии социокультурных факторов на хозяйственную деятельность, ученые-экономисты и социологи пока не согласовали базовые понятия, не разработали общепринятые подходы к осуществлению научного поиска, не определили рамочные методологии и инструментарий. По этой причине исследования проводятся на основе субъективных представлений и соображений.

Изучением социальных и культурных аспектов жизни с точки зрения их влияния на хозяйственную сферу занимаются не только отдельные ученые, но также национальные университеты и международные организации, включая Организацию Объединенных Наций. В Западной Европе с 70-х годов реализуется проект «Евробарометр», осуществляющий социологические исследования, результаты которых учитываются при принятии политических и экономических решений. В Германии в середине 90-х годов была создана «Ассоциация Лейбница», включающая в настоящее время более 90 научно-исследовательских организаций (около половины сотрудников этой зонтичной организации работают в сфере гуманитарных наук и на стыке научных дисциплин).  

На глобальном уровне продолжает разворачиваться сетевая структура под названием «Всемирная Ассоциация обзора ценностей» («World Values Survey Association»). В текущем десятилетии данная некоммерческая организация представлена филиалами примерно в 100 странах мира, в которых проживает почти 90% населения Земли. Эта организация «пытается помочь ученым и политическим деятелям понять изменения в верованиях (убеждениях), ценностях и мотивации людей во всем мире».

Известные обществу (открытые) итоги фундаментальных и прикладных исследований о влиянии социокультурных факторов на хозяйство являются противоречивыми. Так, экономическая наука являет разнообразные примеры: от полного игнорирования ценностных установок людей, т.е. отказа от субъективизма (политическая экономия), до выделения их в реальную движущую силу («разволшебствование» мира по М. Веберу, сакрализация «предпринимательства и наживы» в протестантизме и т.д.).

События последних 25-30 лет свидетельствуют о наличии в процессах трансформации экономики и общества мощных «течений» и движущих сил, обусловленных субъективными, а не материальными факторами. В качестве примеров, иллюстрирующих слабость объединяющих идей, базирующихся исключительно на стремлениях к извлечению материальной выгоды, можно привести события на Украине, в странах Балтии. Вне постсоветского пространства – это политика Великобритании в отношении ЕС («Brexit-2016» способен спровоцировать рост внутренних цен на энергоносители, негативно отразиться на надежности энергоснабжения потребителей и т.д.). В этой связи представляется полезным обратить внимание на роль социокультурных факторов в формировании государственных объединений, в частности - Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Рассмотрение некоторых аспектов этой проблемы автором производится через «призму» энергетики.

Формирование и развитие ЕАЭС осуществляется независимыми государствами на принципах равноправия, соблюдения национального суверенитета, и, что особо подчеркивается руководителями различных уровней, - взаимной выгоды («сначала экономика – потом политика»).  Подобный подход к интеграции иногда называют «прагматическим евразийством». Основным документом ЕАЭС, устанавливающим порядок его создания и функционирования, является «Договор о Евразийском Экономическом Союзе» от 29 мая 2014 г., в первой статье которого указывается, что «…стороны учреждают Евразийский Экономический Союз…, в рамках которого обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза». В Разделе ХХ «Энергетика» указанного документа зафиксированы такие положения, как: (1) развитие долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества, (2) проведение скоординированной энергетической политики, (3) поэтапное формирование общих рынков энергетических ресурсов.

Другие идеи, определяющие смысл энергетической политики ЕАЭС, порядок трансформации и развития энергетического хозяйства и естественных монополий, относящихся к нему, изложены в следующих документах:

- Приложение №21 к Договору о ЕАЭС «Протокол об обеспечении доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере электроэнергетики, включая основы ценообразования и тарифной политики»;

- Приложение №22 к Договору о ЕАЭС «Протокол о правилах доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа по газотранспортным системам, включая основы ценообразования и тарифной политики»;

- Приложение №23 к Договору о ЕАЭС «Протокол о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов».

В 2015 - 2016 гг. участники ЕАЭС выработали общее стратегическое видение процессов реформирования и развития рынков нефти и нефтепродуктов, газа и электроэнергии и оформили следующие документы:      

- «Концепция формирования общего электроэнергетического рынка ЕАЭС»;

- «Концепция формирования общего рынка газа ЕАЭС»;

- «Концепция формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС»;

- «Соглашение о методологии формирования индикативных (прогнозных) балансов газа, нефти и нефтепродуктов в рамках ЕАЭС».

Целями формирования общих рынков энергоносителей являются (1) обеспечение устойчивого развития национальных экономик, (2) повышение экономической эффективности и надежности отраслей ТЭК по всей производственной цепочке, на всех технологических «этажах», (3) углубление экономической интеграции государств-членов ЕАЭС, (4) повышение конкурентоспособности.

Основные задачи - создание благоприятных условий для экономического развития стран Союза, повышение эффективности рыночных механизмов торговли (формирование биржевого товарного рынка ЕАЭС), оптимизация ценообразования, устранение барьеров, привлечение инвестиций, налаживание системы обмена данными (о производстве и потреблении энергоресурсов), развитие транспортной инфраструктуры, унификация норм, правил, стандартов на энергоресурсы и сферы их обращения.  

Участники ЕАЭС договорились, что (1) формирование общих рынков осуществляется поэтапно, на принципах преимущественно рыночного ценообразования, добросовестной конкуренции и равноправия, преимущественного обеспечения внутренних потребителей, открытости и прозрачности информации, (2) регулирование общими рынками будет возложено на государственные органы стран-членов и совместные (наднациональные) структуры, (3) после реализации мероприятий, определенных в концепциях и программах, стороны заключат международные договоры (таблица 1).



Этапы формирования общих рынков энергоносителей ЕАЭС


По состоянию на апрель 2018 года программы формирования общих рынков электроэнергии, нефти и нефтепродуктов согласовать все еще не удалось.

Почему?

С расширением экономического сотрудничества, углублением энергетических связей в ЕАЭС растет «экономический» эгоизм. Во второй половине текущего десятилетия обозначилась тенденция замедления конвергенции экономик из-за снижения роли хозяйственных стимулов (ввиду исчерпания краткосрочных эффектов интеграции), а также ослабления взаимного общественного интереса, обусловленного историей и культурой, общим языковым пространством, схожестью менталитета людей, т.е. социокультурными факторами.

Обратимся к данным научных исследований «Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития» и «Международного исследовательского агентства «Евразийский монитор». Указанные организации на регулярной основе осуществляют замеры интеграционных предпочтений граждан СНГ. В 2017 г. по итогам шестой волны измерений был сделан следующий вывод: «страны ЕАЭС, а также Таджикистан демонстрируют высокую степень взаимного доверия на уровне населения, что является важной предпосылкой для устойчивости Союза и его привлекательности для действующих и потенциальных государств-членов».

Отметим, что в 2017 г. интерес к России как к желаемому источнику иностранного капитала проявили более 1/3 жителей стран ЕАЭС, а также Таджикистана и Молдавии (не ниже 34%). В сфере научно-технического сотрудничества данный показатель приблизился к уровню в 46%.

В целом, это позитивные результаты, но обольщаться ими нельзя. Во-первых, в приведенном обобщении говориться лишь о предпочтениях людей, взаимном доверии «на уровне населения», но не приводится информация о ситуации в руководящих и политических кругах.

Во-вторых, интерес граждан к Союзу имеет тенденцию к снижению. В 2012-2017 гг. общественная поддержка сократилась на 4 п.п. в Казахстане, России, Белоруссии, Армении, увеличившись лишь в Киргизии на 16 п.п.

В-третьих, ухудшаются настроения в соседних с ЕАЭС «потенциальных государствах-членах». В Таджикистане и Молдавии соответствующий показатель уменьшился соответственно на 7 и 17 п.п. На Украине, согласно данным за 2012-2015 гг. (в 2016-2017 гг. исследования не проводились) зафиксирован резкий рост недоверия к Союзу (рисунок 1).


Отношение населения к ЕАЭС в различных государствах СНГ


Снижение уровня одобрения евразийской интеграции со стороны населения стран-членов ЕАЭС происходит за счет увеличения числа граждан, которые относятся к Союзу скорее безразлично, чем положительно или отрицательно, а также затрудняются с ответом о предпочтениях. Усиливаются также инерционные настроения - растет доля респондентов, полагающих, что в ближайшем будущем в отношениях государств ЕАЭС и СНГ в целом перемены не произойдут.  

Обратим внимание на еще одну особенность ЕАЭС. Процессы формирования Союза являются в значительной мере личностно обусловленными. На ход евразийской интеграции влияет позиция руководящих кругов, национальных лидеров. Действующие президенты стран-участниц обладают многолетним опытом работы и высоким авторитетом, что позволяет достигать компромиссов по ключевым вопросам, но срок полномочий большинства из них истекает уже в следующем десятилетии. В начале текущего года Республика Армения преобразовала форму государственного управления путем перехода к парламентской республике. В обозримом будущем подобный шаг намерена предпринять Республика Казахстан (таблица 2).             


В XXI веке в процесс евразийской интеграции могут быть вовлечены экономики, не входящие в СНГ, т.е. ЕАЭС способен стать одним из центров формирования общего пространства на континенте и даже за его пределами. В последние два-три года соответствующую заинтересованность проявили Турция, Вьетнам, Индия, Пакистан, Иран, Чили, Новая Зеландия и другие страны, но с подобными государствами рамки взаимодействия очерчиваются лишь соглашениями торгово-экономического характера (о создании зон свободной торговли и др.).

Итак, при формировании ЕАЭС контрпродуктивно пренебрегать социокультурными факторами, повышающими взаимное доверие, «цементирующими» договоренности, способствующими снижению рисков, связанных с ролью личности в истории, и выработке наднационального видения общего будущего.

По каким основным направлениям социокультурное сотрудничество может развиваться?

На наш взгляд, эти направления следующие: (1) образование, наука, включая техническое творчество, изобретательско-рационализаторскую деятельность, выпуск научно-популярной литературы, (2) искусство (литература, кино, театр, музыка, изобразительное искусство и т.д.), (3) другие секторы (спорт, туризм и т.д.).

Видится, что подобное взаимодействие стран-членов ЕАЭС, а также СНГ, других государств-партнеров должно быть максимально широким по охвату участников как в географическом измерении (приграничное, на региональном и межстрановом уровнях), так и социальном (включать программы для детей, подростков, молодежи, ветеранов). К социокультурному сотрудничеству целесообразно привлекать представителей делового сообщества, например, в рамках программ по корпоративной социальной ответственности бизнеса, добровольческие (волонтерские) организации.

 Столь масштабная работа нуждается в координации и поддержке. В этой связи представляется полезным создать международную платформу для сотрудничества, в рамках которой можно было бы объединить усилия соответствующих национальных и региональных (местных) организаций – образовательных, научных, культурных учреждений и сообществ, научно-методических, развивающих и других центров, прочих профильных организаций с целью достижения синергетического эффекта.

Выводы:


  1. Нормы поведения человека, включая «экономические» правила, с древних времен отражены в народном эпосе, письменных источниках, духовных, культурных традициях, национальных обычаях. В XXI веке некоторые из них, по-прежнему, находятся в основе писанных законов - законодательных актов, регулирующих торговлю, финансовую, налоговую и другие сферы деятельности людей и государств, а также неписаных норм - обычаев делового оборота и др.
  2. Влияние субъективных факторов на хозяйство и общество изучается отдельными учеными и специалистами, научными коллективами в рамках национальных программ и проектов глобального масштаба. Экономическая наука не является свободной от ценностных суждений, но пока еще не создано общепризнанных методик, позволяющих оценить значение и роль субъективных факторов в экономике и политике, процессах формирования государств и их объединений. По этой причине исследования проводятся на основе субъективных представлений и соображений.
  3. Исторические события последних 25-30 лет свидетельствуют о наличии в процессах трансформации экономики и общества мощных «течений» и движущих сил, обусловленных субъективными, а не материальными факторами. В географическом плане эти процессы охватили все регионы планеты - Европу и Азию, Ближний и Средний Восток, Африку и Америку.
  4. Российская Федерация является членом ЕАЭС, в котором сотрудничество осуществляется на принципах добровольности, равноправия, соблюдения суверенитета. В основу взаимодействия положена исключительно экономическая выгода («прагматическое евразийство», «сначала экономика-потом политика»).
  5. В конце второго десятилетия в ЕАЭС обозначилась тенденция замедления процесса интеграции из-за растущего стремления каждого государства к получению максимально возможных материальных выгод. Иными словами, наблюдается снижение скорости интеграционных процессов из-за роста «экономического эгоизма». По этой причине усложняется достижение компромиссов, которые договаривающиеся стороны иногда расценивают как ущемление суверенитета.
  6. В середине текущего десятилетия по итогам обсуждений основных направлений экономического развития ЕАЭС в период до 2030 г. в качестве базового был выбран сценарий «Собственный центр силы». Основная идея указанного сценария - с опорой на интеграционные инструменты и механизмы создать на едином экономическом пространстве центр притяжения новых технологий, капитала и высококвалифицированных кадров, расширить сотрудничество в несырьевых секторах хозяйства. Для формирования подобного центра притяжения материальных стимулов, экономических методов мотивации недостаточно.
  7. На ход интеграции государств-членов ЕАЭС оказывает влияние мировоззрение людей и представителей руководящих кругов – национальных лидеров, других выразителей и проводников общественных настроений, мнений.
  8. Интерес граждан стран-членов ЕАЭС к формированию общего экономического пространства находится на высоком уровне, но обольщаться этой ситуацией нельзя. Государства Союза приблизились к рубежу, за которым видится ослабление взаимного «притяжения». Схожая тенденция набирает силу также в рамках СНГ.  
  9. Экономики ЕАЭС недооценивают созидательный потенциал социокультурных факторов, обусловленных общей историей и языковым пространством, близкой культурой, схожестью менталитета.
  10. Государствам ЕАЭС и СНГ желательно более четко сформировать общее видение «картины» будущего с учетом социокультурной составляющей интеграции. Для укрепления взаимодействия по линии социальных, просветительских, культурных, спортивных, учебных, научных организаций целесообразно провести ревизию действующих программ сотрудничества, возможно, разработать дополнительные планы, способствующие объединению на базе традиционных национальных и общих исторических ценностей.
  11. Для координации усилий представляется полезным создать международную платформу для сотрудничества, в рамках которой можно было бы объединить усилия соответствующих национальных и региональных (местных) организаций – образовательных, научных, культурных учреждений и сообществ, научно-методических, развивающих и других центров, прочих профильных организаций стран ЕАЭС, СНГ и их партнеров с целью достижения синергетического эффекта.


   Высказанные соображения могут быть использованы экспертами, специалистами различных уровней управления при разработке программ хозяйственного развития Российской Федерации, других государств ЕАЭС, СНГ, стран-партнеров. 

Нет комментариев
Добавить комментарий