+7 926 9561571

Энергетика республики Узбекистан. Исторический обзор зарождения и развития энергетического сектора республики Узбекистан.

Анонс книги Матвеева И.Е.  «ЭНЕРГЕТИКА СТРАН СНГ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»



Энергетика республики Узбекистан.

Исторический обзор зарождения и развития энергетического сектора республики Узбекистан.


Географическое положение Республики Узбекистан определяет такие ее особенности, как: глубинное расположение на материке, отсутствие выхода к морям (равно как и ее соседей), неравномерность пространственного распределения водных ресурсов (пресной воды) и плодородных земель – земледелие ведется в основном на территориях, расположенных вблизи крупных рек (Амударьи, Сырдарьи, Зеравшана и др.) и ирригационных сооружений. Узбекистан является традиционным центром добычи углеводородов – угля и нефти. Во второй половине ХХ века в республике были обнаружены крупные залежи газа и урана, предприняты меры по широкому освоению потенциала ВИЭ – энергии воды и Солнца. На северо-западе страны на границе с Казахстаном находится Аральское море, акватория которого сокращается с 60-х годов прошлого века. Эта острая проблема, негативно влияющая на экологию и социальную сферу, находится фокусе внимания стран региона и международных институтов, но ее решение пока просматривается с трудом.

Развитие энергетики до 90-х годов прошлого века. О наличии в Средней Азии горючей темной жидкости, выступающей на поверхность земли, упоминал еще древнегреческий философ Плутарх в авторском описании походов Александра Македонского (IV в до н.э.): «Нефть очень напоминает горную смолу, но она столь восприимчива к огню, что загорается еще до соприкосновения с пламенем от одного только света, излучаемого огнем…Начальник царских спальников, македонянин по имени Проксен, готовя у реки Окс (р. Амударья – прим.автора) место для палатки Александра, обнаружил источник густой и жирной жидкости». Записки участников походов Александра Македонского стали первыми краткими письменными свидетельствами об особенностях местности, занимаемой современным Узбекистаном. Отрывочные данные содержаться в трактатах китайского исследователя Чжань Цяня (II век н.э.), буддийского монаха Сюань Дзяня, арабских географов Ибн-Руста и Ибн-Батута. В средние века существенный вклад в описание географических особенностей региона внесли местные ученые Махмуд Кашгарский, Бируни, Хорезми, Бабур. После XVI века, как отмечается в Атласе Узбекской ССР (1963 г.), «…ведущее место в развитии географических представлений о стране принадлежит русским. Неоднократно в Хиву и Бухару прибывают послу русских царе, завязывается торговые отношения, русские купцы везут в крупнейшие города Туркестана товары из России, впервые сюда проникают ученые». Исторические документы свидетельствуют, что на территории бывшего Кокандского ханства издревле существовали нефтяные «ключи». Нефть добывали в небольших количествах, использовали в военных и медицинских целях, в быту.

В Ферганской долине первопроходцами промышленной добычи являются два человека, приехавшие из России, – отставной майор А. Д. Герман и бывший коллежский секретарь (гражданский чин Х класса) Д. П. Петров. В 1883 г. они приобрели у Туркестанской казенной палаты Министерства финансов Российской империи три участка «казенных нефтяных источников».

Наиболее успешным оказалось предприятие Д. П. Петрова, которое освоило нефтеносную территорию вблизи н. п. Шорсу (юго-западная часть Ферганской долины). В 1885 г. на двух скважинах, изготовленных вручную, добыча сырья составила 400-500 кг/сут. Работы осуществлялись на базе мускульной силы человека способом «тартания» (путем опускания-поднимания цилиндрического ведра, оборудованного нижним клапаном). Примерно в это же время Д. П. Петров построил перегонный куб, позволивший получать светлые и темные нефтепродукты приемлемого качества - керосин и мазут. Керосин на гужевом транспорте (на лошадях и верблюдах) направлялся для оптовой реализации в крупные города - Ташкент, Андижан, Коканд и др. (его использовали на хлопкоочистительных и маслобойных заводах, в бытовом секторе). Мазут поставлялся на железную дорогу «Ташкент-Коканд» (применялся в качестве топлива для тепловозов). Нефтепромыслы активно развивались и в других регионах Узбекистана.

В 1885 г. вблизи п. Чимион, были введены в эксплуатацию два высокодебитных нефтяных колодца. В 1900-1904 гг. в этом районе были проведены геологоразведочные работы и на глубинах до 300 м обнаружены легкодоступные залежи, позволяющие вести не только колодезную, но и фонтанную добычу. После ввода в эксплуатацию новых нефтеносных участков производство сырья резко увеличилось, что обусловило строительство нефтеперегонного завода (Ферганского НПЗ, ввод в эксплуатацию – 1906 г.), выпускавшего бензины (сжигались до появления в регионе силовых агрегатов с двигателями внутреннего сгорания), керосин, мазут. Часть продукции экспортировалась в Китай и Афганистан по железной дороге и на гужевом транспорте.

В начале ХХ века на территории Узбекистана действовали несколько нефтяных предприятий: «Чимион», «Риштан», «Битум», «Туркестанское нефтепромышленное товарищество «Камыш-Баши», московская фирма «Владимир Алексеев». В 1907 г. в отрасль пришел крупный иностранный капитал. Фирма «Братья Нобель» выкупила Ферганский НПЗ, завершила строительство наземной инфраструктуры - 4-дюймового нефтепровода (соединил Чимионский промысел и завод) и резервуарного парка. Для конкуренции с ней местные нефтедобытчики объединили усилия и создали «Среднеазиатское нефтепромышленное товарищество» («САНТО», 1908 г.).

В 1912 г. в нефтяной промышленности Ферганской, Сырдарьинской и Самаркандской областей работали 526 человек, добыча составила около 20 тыс. т нефти в год. По данным на 1914 г. в Туркестане (Ферганской, Сырдарьинской, Самаркандской и Семиреченской областях) в сфере энергетики действовали 37 предприятий: 36 электростанций и один нефтеперегонный завод. Лидирующие позиции по числу заводов и мастерских занимали такие отрасли, как (число заводов, ед.): хлопкоочистительная (223), кожевенная (112) и мукомольная (72). В структуре мощности силовых приводов промышленного оборудования лидировали (число двигателей, ед.): водяные колеса (104), за ними следовали водяные турбины (72), паровые машины (37), локомобили (41), двигатели внутреннего сгорания, включая оборудованные газогенераторами (244), электромоторы (33).

Системный поиск месторождений радиоактивных минералов был начат в годы Первой мировой войны. В 1914 г. Государственной Думой Российской империи принято решение о снаряжении экспедиций и проведении лабораторных исследования полученных образцов. На эти цели Академии наук на три года (1914-1916 гг.) были отпущены государственные средства в размере 169 500 руб. Подготовкой поисковых работ двух групп «Ферганской» и «Забайкальской» руководили В.И. Вернадский (от науки) и П.П. Рябушинский (от купечества). В 1915-1916 гг. география исследовании расширена на Среднюю Азию, Урал и Сибирь. После революционных событий добыча радиоактивных материалов была начата на четырех месторождениях: «Уйсурсай» (Узбекистан), «Табошар», «Майли-Су» и «Адрасман» (Таджикистан). Умозрительно забегая вперед отметим, что в дальнейшем эти меры способствовали совершению прорыва в создании атомной отрасли СССР для обеспечения государственной безопасности и сохранения глобального мира.  

Итак, в дореволюционный период энергетическое хозяйство Узбекистана было относительно развитым и включало нефтедобывающие промыслы, маломощные тепловые электростанции (использовали привозное и местное топливо - дизельное топливо, реже - уголь), малые ГЭС, расположенные на реках, притоках рек и первых ирригационных сооружениях (развитие локальных ирригационных систем датируется второй половиной XIX века), разрозненные угольные копи кустарного типа. Предприятия энергетического сектора располагались в основном в Ферганской долине вблизи районов с высокой деловой активностью, крупных городов - Ташкента, Самарканда, Бухары, Андижана, Намангана, ст. Федченко, сел. Ассакэ и других. Электроэнергия использовалась на фабриках и заводах хлопкового сектора, а также в кустарных, ремесленных мастерских. Нефтяная отрасль действовала в интересах частного капитала - иностранного и местного. Цены на местные нефтепродукты были высокими ввиду того обстоятельства, что компании-производители ориентировались на стоимостные показатели привозного топлива. Часть переработанной продукции вывозилась за рубеж – в Китай, Афганистан и др. 

После революционных преобразований и гражданской войны в 1924 г. была создана Узбекская ССР. Ядро нефтяной промышленности образовало государственное объединение «Узбекнефть» (1925 г.). Республика испытывала серьезные проблемы с кадрами: «В Туркестане мало постоянных рабочих рук, ручной труд дорогой». Кроме того, число грамотных местных жителей «было ничтожно» - среди мужского населения старше 8 лет доля неграмотных оценивалась в 87%, женщин - 94%, в сельской местности грамотой владели 5% мужчин. В этой связи в Узбекистан направлялись специалисты из других регионов СССР, в частности – из Азербайджанской ССР, что позволило повысить производственные показатели добывающего сектора и нарастить объем геологоразведочных работ. Развитие энергетики и экономики УзССР осуществлялось в соответствии с общегосударственными научно обоснованными планами.

В 1929 г. начаты более широкие и системные геологические исследования в Амударьинской нефтегазовой провинции. В последующие несколько лет в Бухаро-Хивинской и Сурхандарьинских областях обнаружены крупные нефтяные и газовые залежи («Караиз», «Нефтеабад», «Чангырташ», «Кокайды», «Ляльмикар», «Южный Аламышик», «Учкызыл», «Какайды»). Важным событием стало открытие месторождения «Хаудаг» - две основные скважины пробурены в феврале и декабре 1934 г., их дебет составил 130 т/сут. и 650 т/сут., добыча велась фонтанным способом. В 1940 г. в республике производство нефти превысило 130 тыс. т в год (в шесть раз больше дореволюционного уровня), а мощность Ферганского НПЗ достигла 176 тыс. т сырья/год. Нефтяная отрасль вышла на стадию уверенного роста. Одновременно расширялись сектор генерации и сетевое хозяйство.

 В середине 20-х годов в Средней Азии в рамках плана ГОЭЛРО начаты первые работы по исследованию спроса на электроэнергию, определению потенциала энергии воды и солнечной энергии, разработке программ электрификации сельских районов (в первую очередь), кустарно-промышленных производств, городов, кишлаков и населенных пунктов полусельского типа. Через пять-шесть лет, т.е. в начале 30-х годов суммарная установленная мощность электростанций (станций общего пользования, промышленных предприятий, железных дорог и других установок) выросла в 2,5 раза по сравнению с аналогичным показателем 1914 г. По уровню развития электроэнергетики Узбекистан значительно опередил Туркменистан, Киргизию (в 4,5 раза) и Таджикистан (в 30 раз). Основу генерации Узбекской ССР составили тепловые электростанции, а на долю ГЭС приходилось менее 4% суммарной выработки электроэнергии (первая относительно мощная гидроэлектростанция - «Бозсуйская ГЭС», 4 МВт, 1926 г.). Географическая структура СУМ региона приведена ниже в таблице.


Суммарная установленная мощность генерирующих объектов Узбекистана


В марте 1931 г. на первом Среднеазиатском энергетическом съезде утверждены «План Туркестанской группы» и «Генеральный план электрификации республик Средней Азии» (разработаны в рамках плана ГОЭЛРО), учитывающие различные факторы технического, экономического и социального характера. Их основные обобщения сохранили актуальность и в XXI веке. В указанных планах обращалось внимание, например, на сезонный режим местного энергопотребления, наличие широких возможностей для строительства ГЭС и вынужденный характер этой меры: «промышленность дает главным образом зимнюю нагрузку, потребности ирригационной системы - почти исключительно летнюю… водная энергия…имеется; в значительном количестве случаев использование ее напрашивается само собой при наличии предположенных работ по орошению Туркестана…Большинство станций…составляет как бы одно целое с ирригационной системой, а потому и проектирование и сооружение их тесно связаны с проектированием и работами по ирригационной системе». Интерес представляет следующий прогноз советских специалистов: «Они [электростанции – прим автора] сообщат жизненному бегу Туркестана громадное ускорение, и электрический ток, пройдя по краю, пробудит его от многовекового сна Востока».

Для руководства на месте и координации деятельности в общесоюзном масштабе создано Управление «Средазэнерго» (г. Ташкент), которое в 1934 г. переименовано в «Узбекэнерго» («Узбекское районное энергетическое управление»).

В 30-40-х годах были проведены работы по созданию схемы энергоиспользования водотоков, строительству первых сооружений будущего ирригационного комплекса и ГЭС различной мощности. В указанном десятилетии были введены в эксплуатацию несколько десятков ГЭС в том числе такие крупные, как (установленная мощность, год ввода в эксплуатацию): «Кадырьинская» ГЭС (13,2 МВт, 1933 г.), «Бурджарская» ГЭС на канале Анхор (6,5 МВт, 1936 г.), «Хишравская» ГЭС на канале Даргом для энергоснабжения г. Самарканд (22,8 МВт, 1938 г.), «Чирчикская» ГЭС (86 МВт, 1940 г.), «Тавакская» ГЭС  (73 МВт, 1940 г.).

В 30-40-е годы росло число ТЭС. В Ташкенте, Самарканде, Бухаре и прилегающих к ним районах введены в эксплуатацию новые дизельные электростанции, предназначенные для обеспечения растущих потребностей железной дороги, коммунальной сферы, старых и вновь созданных предприятий (в республике уже оформился каркас таких отраслей, как: угольная, нефтяная, хлопковая, рисоочистительная, сахарная, металлическая, кожевенная, шелковая, мельничная, суконная, шерстяная и др.). В 1939 гг. завершилось строительство «Ташкентской» ТЭЦ (согласно Постановлению СНК СССР от 22 мая 1934 года № 1217), предназначенной для обеспечения тепловой и электрической энергией одного из крупнейшего в СССР «Ташкентского текстильного комбината» и ближайших к нему жилых районов. 

Высокими темпами создавались сети линий электропередачи с учетом региональных особенностей и потребностей хозяйства. В Ферганской долине строились два электрических полукольца «Шураб-Коканд-Наманган-Уч-Курган» и «Фергана-Федченко-Ассаке-Андижан», которые в конце 30-х годов были замкнуты в высоковольтное электрокольцо («Коканд-Наманган-Уч-Курган-Андижан-Ассаке-Фергана»). Затем наступил период военных действий и перестройки хозяйства на военный лад. 

Во время Великой Отечественной войны энергетика Узбекистана получила новый импульс к развитию. В 1941-1942 гг. происходила эвакуация предприятий в глубокий тыл. В УзССР из центральных и западных регионов СССР прибыли силовые агрегаты ГЭС и ТЭС, из южных республик - буровое и нефтепромысловое оборудование (из гг. Баку, Краснодар, Майкоп, Грозный). Это позволило увеличить объем ГРР, добычу минерального топлива, выработку электроэнергии. Согласно Постановлению СНК и ЦК ВКП(б) «О военно-хозяйственном плане на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии», установившем в том числе задачи по строительству электростанций, в УзССР реализован комплекс мер по наращиванию генерации на базе ГЭС и ТЭС путем возведения новых объектов. Сроки строительства были ударными и исчислялись несколькими месяцами, электростанции проектировали нестандартным способом - с учетом параметров привезенного оборудования.

В 1941-1945 гг. введены в эксплуатацию следующие мощности:

- на деривационном канале реки Чирчик два гидроагрегата «Тавакской» ГЭС мощностью по 18 МВт (1941 г.);

- на канале Бозсу «Актепинская» ГЭС мощностью 15 МВт (1943 г.);

- на деривационном канале р. Чирчик гидроагрегат «Аккавакской» ГЭС-1 мощностью 10,7 МВт (1943 г.);

- «ГЭС-11» каскада им. Г.К. Орджоникидзе (1943 г.);

- на канале Бозсу «Кибрайская» ГЭС мощностью 11,2 МВт (1943 г.);

- «Кокандская» ТЭЦ мощностью 10 МВт (1943 г., турбогенераторы демонтированы в 1973 г.);

- на канале Бозсу «Саларская» ГЭС мощностью 11,2 (1944 г.);

- «Нижнебозсуйская» ГЭС-1 достигла проектной мощности в 11 МВт (1944 г.);

- на канале Даргом «Талигулянская ГЭС» каскада Самаркандских ГЭС мощностью 3 МВт (1945 г.).

В середине 40-х годов электроэнергетика УзССР обрела свои основные контуры и вышла на стадию планомерного развития. На Чирчик-Бозсуйском водно-энергетическом тракте завершилось создание Чирчикских, Орджоникидзевских (Кадырьинских) и Ташкентских каскадов гидроэлектростанций суммарной установленной мощностью 265 МВт. В состав Чирчикских ГЭС (СУМ 190 МВт) включены «Тавакская», «Чирчикская» и «Аккавакская» ГЭС-1. Каскад Орджоникидзевских ГЭС (45 МВт) состоял из электростанций «Аккавакская-2», «Кибрайская», «Кадырьинская» и «Саларская». В группу Ташкентских ГЭС (30 МВт) вошли «Бозсуйская», «Шейхантахурская», «Бурджарская» и «Актепинская». Электрификация хозяйства происходила одновременно с расширением систем ирригации и мелиорации. Это позволило повысить уровень жизни населения, освоить новые сельскохозяйственные площади в Джизакской, Бухарской, Кашкадарьинской и Сурхандарьинской областях, увеличить производство хлопкового волокна. В последующие годы уже в плановом порядке были сооружены несколько мощных гидроэлектростанций, включенных в общую силовую сеть УзССР и завершивших формирование облика республиканской гидроэнергетики. К ним относятся «Фархадская» ГЭС (1949 г., 126 МВт, находится на территории Таджикистана), «Чарвакская» ГЭС (1963-1972 гг., 600 МВт), «Ходжикентская» ГЭС (1976 г., 165 МВт), «Газалкентская» ГЭС (1981 г., 165 МВт).

Высокого уровня развития достигла отраслевая наука. На территории республики действовали проектные институты, научно-производственные объединения, конструкторские бюро. В предвоенные и военные годы важный вклад в развитие гидротехнических наук и электроэнергетики в Средней Азии внесли ученые и инженеры – выпускники ведущих учебных СССР. Некоторые из них впоследствии стали академиками АН СССР, докторами технических наук, профессорами, например, И. Г. Александров, В. А. Васильев, Б. А. Фёдорович, Н. Г. Кассин, Е. Е. Скорняков, М. Я. Громов, М. Н. Большаков и другие специалисты. 

В послевоенный период в УзССР завершилось формирование нефтяного комплекса, состоящего из геологоразведочных, строительных подразделений, двух трестов по добыче нефти, «Ферганского» НПЗ, нефтехимических производств (по выпуску озокерита и др.), трубопроводных систем местного значения, профильных машиностроительных и ремонтных заводов, системы подготовки и отбора кадров. В республике успешно действовал «Среднеазиатский политехнический институт». В 1949 г. на горном факультете появилась новая специальность геолог-нефтяник. В 1950 г. локальная добыча нефти составила 1,3 млн. т, что более чем в 10 раз больше аналогичного показателя предвоенных лет.

В первой половине 50-х годов акценты в развитии энергетики УзССР сместились в сторону угольной, газовой и урановой отраслей.

В начале ХХ века добыча угля велась децентрализовано на угольных копях, при этом твердое топливо использовалось в основном для бытовых нужд. Угольные залежи традиционно характеризуются низким качеством топлива и относительно сложными геологическими условиями. Большинство из них находится в горной местности. В 1948 – 1951 гг. введены в эксплуатацию два крупных месторождения - буроугольное «Ангренское» (строительство Ангренского угольного разреза начато еще в 1941 г.) и каменноугольное «Шаргуньское», а также несколько менее крупных, в том числе каменноугольное «Байсунское». Добыча осуществлялась в основном открытым способом.

Угольная промышленность стимулировала спрос на машиностроительную продукцию: шагающие экскаваторы, карьерные самосвалы, тяжелые грузовики, механические лопаты, буровые станки и комбайны, проходческие щиты, конвейеры, отвальное оборудование, думпкары и др. Вся необходимая техника, оборудование и технологическая оснастка производились в СССР. В 50-70-е годы основные фонды угольной отрасли Узбекской ССР обновились несколько раз.

Рост производства твердого топлива сопровождался расширением сектора угольной генерации. В 1953-1968 гг. была построена крупнейшая в республике «Ангренская» ТЭС (484 МВт) и несколько менее мощных подобных электростанций, обслуживающих предприятия и небольшие населенные пункты.

В 60-е годы на труднодоступных участках месторождения Ангренского угольного разреза, где невозможно вести добычу открытым и шахтным способами, внедрена технология подземной газификации топлива. На небольших глубинах (до 150 м) создавались подземные генераторы (участках пластов) путем бурения системы нагнетательных и газоотводных скважин, по которым подавался воздух и производился забор готовой продукции. Проектная мощность установки «Подземгаз» (позднее ее название изменилось на «Евростигаз») - 500 тыс. т угля в год, т.е. 2,3 млрд. куб. газа м в год. Максимальный показатель производительности был достигнут в 1965 г. и составил 1,4 млрд. куб. м газа в год, что соответствовало добыче 440 т/год бурых углей. Для транспортировки «синтез-газа» на «Ангренскую» ГРЭС был построен 4-км трубопровод.

Отметим, что в секторе подземной газификации углей СССР значительно опередил зарубежные страны. Соответствующие исследования были начаты в 1933 г. Они продемонстрировали, что подземную газификацию возможно осуществить в пласте, т.е. без предварительного дробления топлива. Первые опытные установки ПГУ были применены в конце 1940-х годов в Тульской области на буроугольном месторождении, на Донбассе (в шахтах вблизи г. Горловка и г. Лисичанск, сырье - каменные угли). Из 1 кг угля вырабатывали до 5,5 куб. м «синтез-газа». После Великой Отечественной войны в работах по развитию технологий ПГУ были задействованы двадцать научных организаций: «ВНИИ Подземгаз», «ГИПРО Подземгаз», 18-ть академических и отраслевых НИИ. В 1955 г. в Кузнецком бассейне начала функционировать «Южно-Абинская станция «Подземгаз» (мощность – 170 тыс. т угля в год, т.е. 500 млн. куб. м газа), в 1958 г. – «Шатская станция» в Московской области (250 тыс. т угля в год, 660 млн. куб. м газа). В 1961 г. шестая и самая мощная в СССР опытно-промышленная ПГУ пятой серии «Подземгаз» была смонтирована в Узбекистане. В дальнейшем, ввиду опережающего развития минерально-сырьевой базы СССР по нефти и газу, работы в секторе ПГУ были свернуты. В конце 80-х годов в СССР действовали только две установки ПГУ - Ангренская и Южно-Абинская. Ведущей организацией по созданию ПГУ шестого и последующих поколений был назначен «Институт горного дела им. А.А. Скочинского». Профильной лабораторией этого института были оценены запасы углей в СССР, пригодных для подземной газификации. Согласно выводам специалистов, на текущем уровне развития технологий (в начале 90-х годов) сырьевая база позволяла эксплуатировать до 78 НГУ, способных вырабатывать энергию в виде «синтез-газа», эквивалентную 50-60 млн. т у.т. Указанный показатель сопоставим с энергопотреблением многих развитых государств Западной Европы по состоянию на 2018 год.  

Развитие угольной отрасли способствовало не только повышению энергетического потенциала УзССР, но также позволило сократить в бытовом секторе применение саксаула, что стало важным вкладом в сохранение саксауловых лесов, которые необходимы для сохранения почвы.

Промышленная добыча природного газа началась в 1953 г. в пустыне Кызылкумы на блоке «Сеталантепе». В последующие десятилетия были завершены исследования и введены в эксплуатацию такие крупные месторождения, как (дата ГРР/начало добычи): «Газли» (1956/1962 гг., сырье – малосернистый газ), «Уртабулак» (1963/1973 гг.), «Зеварды» (1968/1979 г.), «Шуртан» (1974/1980 гг.). Расширение газодобычи в Узбекистане, Туркмении и Казахстане позволило приступить к созданию региональной сети трубопроводного транспорта большой мощности для переброски топлива в центральную и западные области СССР, организации комбинированной системы энергоснабжения республик Средней Азии с опорой на различные источники энергии, учетом географического фактора, климатических особенностей, сезонности спроса на энергию и водные ресурсы со стороны местных потребителей.  

В 1961-1966 гг. велось строительство магистрального газопровода «Бухара-Урал» («САЦ-2», протяженность в однониточном исполнении – 4, 5 км труб диаметром 1020 мм, что было уникальным решением в СССР). Технологии мирового уровня применялись также при создании других линий ГТС «Средняя Азия-Центр», промышленная эксплуатация которой началась в 1967 г. В начале 70-х годов на территории Узбекистана полноценно действовали две магистральные линии ГТС «САЦ-1» и «САЦ-2» суммарной пропускной способностью более 50 млрд. куб. газа в год. По ним топливо из Туркмении, Узбекистана и Казахстана поступало в Россию. Часть узбекского газа, в рамках общесоюзной энергетической политики, направлялась на восток по маршруту «Бухара (Бухарский нефтегазоносный район) – Ташкент - ответвление на Фрунзе (Бишкек) - Алма-Ата». для обеспечения топливом южных областей Казахской ССР и северных регионов Киргизской ССР. Схема газотранспортной системы (ГТС) «САЦ», приведена ниже на рисунке.



газотранспортная система «Средняя Азия-Центр».


ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ

Нет комментариев
Добавить комментарий