+7 926 9561571

Угольная и уранонодобывающая промышленность Узбекистана.

И.Е. Матвеев. Угольная и уранонодобывающая промышленность Узбекистана.

Ugolnaya-i-uranonodobivayuschaya-promishlennost-Uzbekistana.



Угольная промышленность Узбекистана.

На современном этапе основу ресурсной базы угольной отрасли, по-прежнему, составляют буроугольное «Ангренское» и два менее крупных каменноугольных месторождений «Шаргуньское» и «Байсунское». В 2017 г., по данным «British Petroleum», доказанные запасы составили 1,4 млрд. т н.э. (2,0 млрд. т), что сопоставимо с данными других организаций, например, «The World Energy Council» приводит показатель в 1,9 млрд. т.

В 1991-2017 гг. внутреннее производство и потребление находились в сбалансированном состоянии (в 1985-1991 г. республика ввозила 2,7-3,3 млн. т н.э. в год). В этот период предпринимались меры, нацеленные на развитие минеральной базы, модернизацию основных фондов и расширение мощностей, но преодолеть накопившиеся проблемы (сокращение запасов, добыча которых пока остается рентабельной, увеличение уровня износа оборудования, применение морально устаревших технологий, дефицит квалифицированных кадров) не удалось.

В июле 2017 г. порядок управления угольной промышленностью изменился. Структуры АО «Узбекуголь» и АО «Шаргунькумир» были выведены из состава АО «Узбекэнерго» и переданы национальному оператору железных дорог. Новое руководство приняло решение о широком привлечении в отрасль иностранных инвесторов, поставщиков оборудования, строительных компаний, рабочих в основном из Китая.

В среднесрочной перспективе (до 2021 г.) Узбекистан планирует направить на развитие угледобычи 690,5 млн. долл. США, в том числе (млн. долл. США): из «Фонда реконструкции и развития Республики Узбекистан» -  68,7, в виде кредитов от «Шанхайской организации сотрудничества» - 378,7, частных фондов и предприятий – 87,5, коммерческих банков страны – 155, 6. На эти средства могут быть реализованы несколько крупных проектов, закуплены машины и оборудование, локомотивы и ж/д подвижной состав.

Примерно 170 млн. долл. США предполагается израсходовать в ходе модернизации предприятий АО «Узбекуголь». На месторождении «Ангренское» намечен план работ стоимостью около 165 млн. долл. США с целью увеличения годовой добычи до 4 млн. т (2,8 млн. т н.э.).

В конце 2017 г. АО «Узбекистон темир йуллари» и предприятие «China Railway Tunnel Group» заключили соглашение о реализации проекта стоимостью 106 млн. долл. США. В рамках этих договоренностей в период до 2020 г. на предприятиях АО «Шаргунькумир» китайская компания выполнит следующие работы: очистит забои десяти законсервированных шахт суммарной протяженностью 1,5 тыс. км, построит подземный тоннель (2,3 км) и 20-км железную дорогу, восстановит наземную промышленную и транспортную инфраструктуру, проведет обучение узбекских специалистов. Ожидается, что предприятия, входящие в АО «Шаргунькумир», увеличат производство в несколько раз – до 900 тыс. т углей в год (630 тыс. т н.э.), при этом прогнозные запасы ведомственных месторождений оцениваются в 33 млн. т.  

Отметим, «China Railway Tunnel Group» активно работает на рынке Узбекистана. Например, в 2014-2016 гг. на перевале «Камчик» она осуществила строительство ключевого объекта железной дороги «Ангрен-Пап» - тоннеля протяженностью 19 км и стоимостью около 0,5 млрд. долл. США.

После реализации намеченных проектов в 2021-2022 гг. Узбекистан предполагает кратно увеличить добычу углей - до 11,7 млн. т или 8,2 млн. т н.э. в год. Данный показатель представляется излишне оптимистичным с учетом стабильного сокращения ресурсной базы, нехватки для подобного «прорыва» производственных мощностей и квалифицированных кадров. Данные, характеризующие добычу и потребление углей в стране, приведены ниже на рисунке.


Добыча и потребление угля в Узбекистане в 1985-2017 гг., млн. т н.э.


Рисунок Добыча и потребление угля в Узбекистане в 1985-2017 гг., млн. т н.э.

Источники: рассчитано по данным «BP Full data 1965-2017», «BP Statistical Review of World Energy», June 2018, p.52.


Обобщая, трудности в развития нефтегазового сектора и угольной промышленности Республики Узбекистан обусловлены в основном комбинацией природных и политических факторов, в числе которых можно выделить следующие: (1) специфика географической локации государства - отсутствие выхода к морям, широким торговым путям, (2) сложная конфигурация территории, наличие труднодоступных и удаленных от центра регионов, выдвинутых вглубь территории других стран, (3) незавершенность процесса демаркации государственной границы почти со всеми соседними государствами, (4) сложный рельеф местности – наличие горных массивов и пустынных зон, (5) тяжелые горногеологические условия залегания полезных ископаемых – глубина расположения залежей, параметры пластов и др., (6) климатические особенности - высокая температура окружающей среды, малое количество осадков и др., (7) наличие конфликтного потенциала с соседними государствами – бывшими республиками СССР, обусловленный историческими и социокультурными причинами. Указанные факторы сдерживают восполнение ресурсной базы, развитие транспортной инфраструктуры, модернизацию и замену основных фондов, расширение торгово-экономического сотрудничества с зарубежными партнерами.



Уранонодобывающая промышленность Узбекистана.


На территории Республики Узбекистан известны более 40 месторождений уранового сырья, из них 2/3 приурочены к территории, протянувшейся от отрогов Тянь-Шаня и Памиро-Алтая в междуречьи р. Амударья и р. Сырдарья. Наиболее рентабельные в освоении запасы заключены в залежах, расположенных в водопроницаемых толщах платформенного чехла (песчаниках), остальные проявления урана приурочены к породам черносланцевой толщи.В 2000-х годах собственными силами и с привлечением иностранных компаний разведаны несколько ураноносных участков в традиционном районе - Центральных Кызылкумах, часть из них была рекомендована к освоению. В целом, за последние 30 лет на территории Узбекистана не открыто крупных или уникальных с точки зрения затрат на добычу (т.е. в ценовой категории до 40 долл. США/кг) ураноносных участков. Схема, иллюстрирующая размещение месторождений полезных ископаемых на территории Республики Узбекистан, приведена ниже на рисунке.

Рисунок Схема размещения основных месторождений металлических ископаемых в Республике Узбекистан в 2000-х годах.

Источники: Государственный комитет Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам, Информационный портал «Атомная энергия 2.0», 14 февраля 2014 г., URL: http://www.atomic-energy.ru/news/2017/09/27/79654, дата обращения: 11.07.2018 г.


По мировым меркам страна является одной из ведущих экономик, обладающих крупными запасами урана. В 2015 г. по сумме подтвержденных и предполагаемых запасов, заключенных в недрах, разработка которых экономически нецелесообразна (на современном этапе), но возможна при цене до 260 долл. США/кг, Узбекистан занимал 15-е строчку в глобальном рейтинге, а в категории до 40 долл. США/кг – пятое место после Канады, Бразилии, Китая и Казахстана. Позицию Республики Узбекистан в глобальном урановом секторе характеризуют данные, приведенные ниже в таблице.

Запасы урана в недрах (Identified resources) в ведущих странах мира в крайних ценовых категориях, по

Таблица Запасы урана в недрах (Identified resources) в ведущих странах мира в крайних ценовых категориях, по состоянию на 1 января 2015 г., тыс. т

Источник: составлено по данным «Uranium 2016: Resources, production and demand», NEA № 7301, URL: https://www.oecd-nea.org/ndd/pubs/2016/7301-uranium-2016.pdf. 


Страна не раскрывает параметры урановой отрасли, например, сведения о добыче составляют государственную тайну как минимум с 2008 г. В этой связи количественные показатели, приводимые в данном исследовании, имеют оценочный характер. Согласно информации «Государственного комитета Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам», которые используются также ведущими международными организациями (МАГАТЭ, «Агентством по атомной энергетике ОЭСР»), в 2014 г. подтвержденные запасы урана составили 183,0 тыс. т, т.е. примерно 1,5%-2% мировых запасов. Из них ¾ залегают в песчаниках, остальные заключены в пластах ураноносных черных и зеленых ураноносных сланцев.

В течение последних 20 лет уровень доказанных запасов изменился незначительно, вероятно, уменьшился. По мнению национальных ученых, это объясняется двумя главными обстоятельствами.

Во-первых, отсутствием государственной комплексной стратегии развития горнопромышленных комплексов, взаимоувязанной с аналогичными планами в отраслевом и региональном разрезах.

Во-вторых, отвлечением финансовых и иных ресурсов, полученных от реализации продукции ТЭК, на выполнение других задач и, соответственно, откладыванием решение главной проблемы отрасли (т.е. восполнения запасов) «на потом», ввиду удаленности события во времени.

Период истощения национальных залежей урана, разработка которых экономически целесообразна при текущем уровне производства и состоянии мировой конъюнктуры, составляет около 40 лет (таблица).


Запасы урана в Республике Узбекистан, по состоянию на 2014 г., тыс. т

Таблица Запасы урана в Республике Узбекистан, по состоянию на 2014 г., тыс. т

Источник: составлено по данным NEA, IAEA, «Uranium 2016: Resources, Production and Demand», ss. 547, URL: http://minexforum.com/novye-uranovye-mestorozhdeniya-nuzhny-uzbekistanu/.

В наступившем веке добыча ураносодержащего сырья ведется примерно на 20 объектах, находящихся в Центральных Кызылкумах в Навойской области вблизи городов Учкудук, Зарафшан, Зафарабад, Нурабад (до 1993 г. - п. Саветабад). Основной объем производства обеспечивают шесть-семь рудников и примерно 10 месторождений песчаникового типа, разрабатываемых шахтным способом (на глубинах 120-600 м).  Что касается технологий, то после 1994 г. на всех промышленных объектах используется метод подземного выщелачивания, ввиду сложных горнотехнических условий эксплуатации шахт (в 1980 г. на долю ПВ приходилось 1/3, в конце 80-х годов – более 50% производства). Процессы извлечения радиоактивного металла из сланцевой тощи, отработанных урановых скважин и отвалов горно-обогатительных фабрик продолжают базироваться на опытных технологиях.    

В 2000-2013 гг. в отрасль направлено более 165 млн. долл. США для выполнения отдельных мероприятий, направленных на восполнение ресурсной базы и модернизацию основных фондов. В 2008-2013 гг. реализованы проекты суммарной стоимостью более 70 млн. долл. США по вводу в эксплуатацию нескольких новых рудников, включающих месторождения «Кендыктюбе», «Лявлякан», «Яркудук», «Майли-Сай», «Аленды», «Аульбек» и «Северный Канимех», а также «Сугралы» и Тохумбет, где внедрялись новые технологии ПВ. Ожидалось, что эти объекты достигнут проектной мощности через три-четыре года и в период после 2016 г. ежегодное производство вырастет до 4,0 тыс. т. Но эта попытка не удалась. В середине второго десятилетия интенсивность работ на как минимум трех месторождениях («Майли-Сай», «Аульбек» и «Северный Майзак») была резко снижена ввиду роста производственных издержек, обусловленных низкой эффективностью технологий ПВ высококарбонатных руд. В итоге национальное производство урана осталась на прежних уровнях в 2,2-2,4 тыс. т в год.   

Добыча урана.

Добычей, переработкой урановых руд и других видов сырья занимается государственная компания «Навойский ГМК» (на ураноносных участках могут наблюдаться аномальные концентрации молибдена, ванадия, цинка, фосфора, мышьяка, сурьмы, меди, серебра и золота, достигающие промышленных значений). Урансодержащее сырье из рудников поступает на обогатительную фабрику, обрабатывается термическими, химическими и физическими способами для получения солей урана, затем - высших оксидов урана (триоксида урана, закиси-окиси урана различных видов и др.).

В структуру ГМК входят несколько рудоуправлений («Северное», «Южное», «Западное», «№5»), мощности по производству уранового концентрата, золота, объекты промышленной, научной и социальной структуры: «Навоийский машиностроительный завод», «Кызылкумская мануфактура», «Кызылкумский фосфоритный комплекс», «Навоийский государственный горный институт», «Зарафшанский общетехнический факультет НГГИ»), «Алмалыкский горно-металлургический факультет НГГИ», жилые здания, спортивные комплексы и др. По состоянию на 2014 г. максимальная производительность перерабатывающего комплекса оценивалась не более чем 3,5 тыс. т урана в год.  

В ХХ веке в национальной экономике урановая продукция использовалась в малых объемах в исследовательских целях и для производства изотопов. В последующие годы сбыт полностью ориентировался на внешние рынки (покупатели - Россия, США, Япония, Республика Корея, КНР, Индия).

До 1992 г. продукция вывозилась в Российскую Федерацию на основе многолетней схемы кооперации. Затем сотрудничество было свернуто. В 1992-2005 гг. экспортными потоками монопольно управляла фирма «Nukem Inc.» (США). В 2003 г. со стороны России и ее стран-партнеров высказывались мнения о том, что США взяли под контроль урановые месторождения Узбекистана под предлогом снижения рисков распространения в регионе радиоактивных материалов и эти действия представляют серьезную опасность для общих интересов в Центральной Азии. В 2005 г. срок действия соглашения «Навойского ГМК» и «Nukem Inc.» был продлен до 2013 г. (суммарная стоимость контракта - 300 млн. долл. США). Экономическую привлекательность этого соглашения определить сложно - прибыль узбекского ГМК в соответствующем секторе хозяйственной деятельности оценивалась как «минимальная» (цены были зафиксированы компанией «Nukem Inc.» на низком уровне и на длительный период).

В начале второго десятилетия Узбекистан диверсифицировал экспорт уранового концентрата и сумел увеличить доходность торговых операций. В 2010 г. начались поставки в Республику Корея на основе шестилетнего соглашения (срок - до 2015 г., суммарный вес партий - 2,6 тыс. т, стоимость - 400 млн. долл. США). В 2017 г. заключен новый договор, рамочные показатели которого в открытой печати не публикуются.

В феврале 2011 г. ГК «Навойский ГМК» и компания «Itochu» (Япония) подписали 10-ти летний контракт на поставку 0,5-1,0 тыс. т урана в год. В 2013 г. около 1,6 тыс. т вывезено в КНР по краткосрочному договору, а в 2014 г. Узбекистан заключил с Китаем среднесрочное соглашение (до 2021 г., суммарная стоимость – 800 млн. долл. США). В 2014 г.  успешно завершились переговоры с Индией, намеренной восполнить свой стратегический запас (поставка 2 тыс. т в период до 2018 г.).

С целью развития ресурсной базы и расширения производства урана правительство Узбекистана стремилось привлечь зарубежный капитал и технологии из России, США, Японии, Китая, Республики Корея, Индии, других стран, обладающих соответствующими компетенциями.

В мае 2005 г. предполагалось создать СП «Узбекгеологии» и компании «Nukem Inc.» (США) для реализации проектов по добыче урана. Эти планы реализованы не были по экономическим и политическим причинам.

В 2006 г. Узбекистан («Госкомгеологии») и Республика Корея в лице «Korea Resources Corporation» («Корейская корпорация природных ресурсов») объединили усилия в разработке черносланцевого месторождения «Джантуар», расположенного в Навойской области (запасы по урану - 7,2 тыс. т, по ванадию - 19 тыс. т). Сведения о ходе реализации проекта не раскрываются. Основные интересы Республики Корея в Узбекистане –производство азотной кислоты, переработка нефти и газа, развитие и создание новых производств по выпуску автомобильной и бытовой техники. При финансовой поддержке Республики Корея в стране созданы крупные объекты, например, «Устюртский ГХК», интермодальный транспортный центр «Навои». Во втором десятилетии наступившего века прямые капиталовложения Республика Корея в экономику Узбекистана превысили 7 млрд. долл. США.

В 2006 г. российские предприятия «Техснабэкспорт» (один из ведущих мировых производителей ядерного топлива, проводило работы по вывозу ОЯТ с территории Узбекистана), «Русбурмаш» и «Навойский ГМК» договорились о создании СП с целью проведения исследований и разработки залежей месторождения «Актау». Через несколько лет компания «Техснабэкспорт» попросила изменить условия договора и заменить указанное месторождение по причине малого объема выявленных запасов, но получила отказ. Тем не менее, взаимодействие Узбекистана с Россией и другими государствами ЕАЭС, в первую очередь Казахстаном продолжает оставаться на высоком уровне.

Наша страна оказывала и продолжает оказывать Республике Узбекистан широкую научную и техническую поддержку. Российские специалисты участвовали в проектах по демонтажу, вывозу и утилизации научно-исследовательского, научно-промышленного оборудования. В 2012 г. Россия приняла на свою территорию отработанные ТВЭЛы, а в 2014 г. – узбекское ОЯТ и другие радиоактивные материалы. В конце 20017 г. страны подписали межправительственное соглашение в сфере мирного атома («Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях», вступило в силу в начале 2018 г.). К основным и предполагаемым направлениям сотрудничества отнесены (1) строительство на территории Узбекистана атомной электростанции (возможно, два энергоблока мощностью по 1200 МВт будут смонтированы в период до 2028 г.), новых исследовательских реакторов малой мощности и их эксплуатация, (2) воссоздание научно-исследовательской инфраструктуры, (3) подготовка кадров для национальной атомной промышленности и будущей энергетики, (4) возобновление промышленного производства радиоактивных изотопов, (5) изучение минерально-сырьевой базы, разведка месторождений полезных ископаемых, (6) разработка ураново-рудных объектов, (7) рекультивация урановых хвостохранилищ, дезактивация опасных объектов, (8) проведение фундаментальных научных исследований (в настоящее время около 12 ученых и специалистов из Узбекистана принимают участие в работе «Объединенного Института Ядерных Исследований» в г. Дубна). В 2018 г. ГП «Навоийский ГМК» и российский АО «Ведущий научно-исследовательский институт химической технологии» (подразделение ГК «Росатом») подписали «Меморандум о сотрудничестве в области научно-исследовательской деятельности», предусматривающий сотрудничество в сферах переработки металлоносных сланцев, добычи редких металлов и редких земель, а также подготовку отраслевых специалистов в российских научных и образовательных учреждениях. В целом, подавляющее большинство намеченных в настоящее время целей и задач подобны мерам, реализованным в Узбекской ССР во второй половине ХХ века (60-80-х годах).  

В 2006-2009 гг. «Госкомгеологии» заключил несколько соглашений с японскими компаниями «Jogmec», «Mitsui», «Sojitz Co.», «Itochu». Договоренности предусматривали проведение поисковых работ на 15-20 участках Западно-Кокпатасской рудной площади (Центральные Кызылкумы), развитие технологий добычи сланцевого сырья, расширение и модернизация мощностей перерабатывающих производств. В последующие годы интерес многих японских компаний к проектам снизился по экономическим причинам (ввиду их убыточности). Исключение составил концерн «Jogmec», заключивший в 2013 г. с «Навоийским ГМК» контракт и лицензии на проведении геологоразведочных работ на Джюзкудукском и Тамдйкудук-Тулянташском перспективных участках песчаникового типа.

Отметим, процесс сближения государств начался с открытия экономики Узбекистана для предпринимателей из Японии путем заключения торгового соглашения об установлении режима наибольшего благоприятствования в торговле (1992 г.). В 1994 г. созданы узбекско-японский и японо-узбекский комитеты по экономическому сотрудничеству. Затем усилилась гуманитарная составляющая внешней политики. В 1995 г. Япония приняла комплексную программу по оказанию Узбекистану безвозмездной помощи в социальной сфере по линии образования, здравоохранения, а также сельском хозяйстве. В 1999 г. учреждено «Общество дружбы Узбекистан-Япония» (с японской стороны основные участники – «Общество дружбы Япония-Узбекистан» и «Ассоциация культурно-экономического сотрудничества Фукушима-Узбекистан»), создан научно-творческий центр «Караван-сарай культуры Икуо Хираяма» (г. Ташкент). В июле 2002 г. подписано «Совместное заявление о дружбе, стратегическом партнерстве и сотрудничестве», а в 2006 г. - «Совместная декларация о стратегическом партнерстве». В августе 2008 г. заключено межправительственное соглашение «О либерализации, взаимной защите и поощрении инвестиций» (вступило в силу 24 сентября 2009 г.). В 2011 г. подписан меморандум об укреплении партнерства и развитии сотрудничества в сферах разведки и добычи природных ресурсов, включая уран и редкоземельные металлы. В октябре 2015 г. стороны опубликовали «Совместное заявление об углублении и расширении стратегического партнерства между Республикой Узбекистан и Японией». Японские компании энергетической специализации зарегистрированы в основном в ОЭЗ «Навои», «Джизак», «Ангрен». В 2006 г. объем содействия развитию экономики Узбекистана со стороны Японии оценивался в 2,3 млрд. долл. США, а в период до 2020 г. данный показатель может быть увеличен до 10,5 млрд. долл. США. Основные секторы по привлечению японского капитала - транспорт, строительство энергетических объектов, химическая и нефтехимическая отрасли, машиностроение, телекоммуникации, здравоохранение.     

Крупным инвестором в уранодобывающий сектор страны является КНР, но необходимо отметить, что правительство Узбекистана, как и некоторых других государств региона, с осторожностью относится к китайским кредитам и предпочитает опираться на финансовую помощь другой экономики АТР - Республики Корея. В 1992 г. стороны договорились о взаимном установлении режима наибольшего благоприятствования в торговле. В 2009 г. «Госкомгеологии» и «CGNPC Uranium Resources» создали первое в Узбекистане совместное предприятие «Uz-China Uran» для разведки и разработки сланцевых месторождений (уставной фонд – 4,6 млн. долл. США, в 2016 г. увеличен до 8,6 млн. долл. США). В 2010-2011 гг. это СП провело серию поисковых работ в Центральных Кызылкумах на участке «Бозтауский» и выявило залежи, содержащие до 5,5 тыс. т урана. В 2017 г. в условиях слабой мировой конъюнктуры, отсутствия эффективных технологий добычи и расширения производства урана непосредственно в Китае СП «Uz-China Uran» приостановило работы по обустройству уже разведанных рудных объектов.

Таким образом, в 2000-2017 гг. Узбекистан не сумел увеличить производство урана до 4-5 тыс. т в год и его экспорт. Вывоз урановой продукции (в основном закиси-окиси урана) происходил и продолжает осуществляться в ограниченном объеме и в рамках контрактов с различными сроками действия (от 1 года до 10 лет). Основное направление экспорта – Восток (страны Дальнего Востока и АТР). Крупными инвесторами в урановую отрасль являются Республика Корея, Япония, Китай, но прорывных успехов им добиться пока не удалось.

За последние 25 лет научный потенциал Узбекистана в сфере высоких технологий снизился. По состоянию на 2016 г. были расформированы ведущие организации: «Институт ядерной физики Академии наук Республики Узбекистан» и «Научно-исследовательский институт прикладной физики» (взамен созданы новые схожие структуры), демонтированы почти все научно-производственные установки кроме двух маломощных атомных реакторов, которые могут быть законсервированы в 2019-2020 гг. Во многом это стало итогом внешней многовекторной внешней политики, направленной на повышение уровня безопасности в регионе с опорой на ресурсы международных организаций (МАГАТЭ и др.) и отдельных стран-«доноров».

Отметим, Республика Узбекистан является нейтральным государством и участником базовых международных конвенций и соглашений в ядерной сфере - «Договора о нераспространении ядерного оружия» (1970 г., страна присоединилась в 1992 г.), «Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний» (открыт для подписания в 1996 г.) и «Договора о зоне, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии («ЦАЗСЯО») и др. Договор «ЦАЗСЯО» подписан в 2006 г. в г. Семипалатинск представителями Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Данный документ установил запрет на проведение соответствующих исследований и испытаний, захоронение радиоактивных отходов третьих государств на территории указанных стран, но предоставил возможность использования атомной энергии в мирных целях. Гарантами соглашения стали Россия, Китай, США, Великобритания и Франция.

Обобщая, Республика Узбекистан является одним из мировых лидеров по запасам урана, добыча которого является высокорентабельной. Залежи сконцентрированы в Ферганской долине и прилегающих к ней районах. За последние 25 лет не открыто крупных или уникальных с точки зрения затрат на добычу (т.е. в ценовой категории до 40 долл. США/кг) ураново-рудных объектов. Около ¾ месторождений относятся к песчаниковому типу, остальные приурочены к сланцевым толщам. Разрабатываемые и перспективные месторождения урана характеризуются тяжелыми горно-геологическими условиями залегания природных ископаемых и горнотехническими условиями эксплуатации, сложным химическим составом рудных тел (наличием солей кальция, магния и других химических элементов), низким содержанием радиоактивного металла. Каждый этот фактор по отдельности, а тем более в комплексе, кратно увеличивает стоимость выпуска конечного продукта.

Основное производство ведется на месторождениях песчаникового типа шахтным способом путем подземного выщелачивания (ввиду сложных горнотехнических условий). Многие действующие рудники эксплуатируются более 20-30 лет и их потенциал стабильно сокращается. Процессы извлечения радиоактивного металла из сланцевых пород, отработанных урановых скважин и отвалов горно-обогатительных фабрик базируются на опытных низкоэффективных технологиях (зачастую – за гранью рентабельности). Урановая промышленность, созданная еще в ХХ веке, обеспечивает выпуск 2,3-2,5 тыс. урана в год. Перерабатывающие мощности обладают техническим ресурсом для увеличения этого показателя до 3,5 тыс. т в год. 

Узбекистану не удается переломить негативные тенденции в развитии уранодобывающей отрасли. Ресурсная база развивается слабо, выпуск уранового концентрата не увеличивается до запланированных 4-5 тыс. т в год, глубина передела остается на прежнем уровне. Проблемы, обусловленные внутренними и внешними причинами, продолжают нарастать.

Внутренние проблемы определяются несколькими факторами: неблагоприятные природно-климатические и горно-геологические условия, истощенность традиционных месторождений, относительно низкий уровень технологий добычи и переработки, отсутствие комплексной государственной стратегии развития отраслей и регионов -  откладывание решение сложных вопросов «на потом», нехватка квалифицированных специалистов, сужение научно-исследовательской базы и научного потенциала уранового сектора.

Сложность расширения минеральной базы, т.е. проведения поисковых и исследовательских работ, связана со спецификой геофизических параметров ураноносных участков (требуется комплекс мероприятий и современных технологий, включая космическую и аэросъемку). В секторе добычи высокий уровень производственных издержек объясняется (1) на песчаных месторождениях – легкой проницаемостью среды, низким содержанием урана, наличием примесей кальция, магния и др., что требует повышенного расхода технической воды и растворов кислот (технология ПВ), (2) на сланцевых месторождениях - отсутствием эффективных промышленных технологий (применяются опытные и высокозатратные). Переработка сырья осуществляется на «Навойском ГМК», который традиционно выпускает продукцию нижних переделов и остается слабо восприимчив к инновациям (по объективным причинам).

Внешние проблемы связаны с нестабильностью мирового спроса и цен на урановую продукцию. Этот фактор затрудняет приток зарубежного капитала и, соответственно, развитие минеральной базы, промышленного сектора. Осторожность иностранных инвесторов вызвана также политикой правительства РУз, направленной на сохранение жесткого контроля за отраслью о стороны государства, нестабильностью политической ситуации в мире.

Экспорт малообогащенного урана в географическом плане характеризуется средним уровнем диверсификации и обладает потенциалом для расширения. В 90-е годы сотрудничество Узбекистана с Россией и США позволило снизить риски распространения радиоактивных материалов, обеспечить загрузку мощностей «Навойского ГМК», частично сохранить квалифицированные кадры. В конце 90-х - начале 2000-х годов была установлена временная монополия США на вывоз продукции, которая привела к стагнации отрасли. Эта ситуация была преодолена, и новыми рынками сбыта стали Японии, Республики Корея, Индия и КНР. Поставки урана осуществлялись в ограниченных объемах и на основе краткосрочных и среднесрочных контрактов, что также сдерживало развитие сектора. В наступившем веке лидерами по объему инвестиций в уранодобывающую отрасль являлись Республика Корея, Япония и Китай, но на базе международного сотрудничества прорывных результатов получено не было по экономическим и техническим причинам.

Среднесрочные перспективы урановой отрасли страны связаны укреплением инвестиционного, торгового и научно-технического сотрудничества с Россией, Китаем, Индией, США и другими государствами, международными структурами (МАГАТЭ, кредитными организациями). Расширение взаимодействия может позволить временно снизить остроту проблем, обусловленных сокращением ресурсной базы и износом оборудования. Возможно, в ближайшие годы в Узбекистане будут внедрены эффективные способы разработки сланцевых пород, доизвлечения металла из отработанных скважин и отвалов горно-обогатительных фабрик, но вероятность этих событий нами оценивается в 30%.    

В более отдаленном периоде перспективы развития уранового сектора определяются набором разнонаправленных факторов, в том числе параметрами росийско-узбекского сотрудничества. При успешном углублении двусторонних связей может быть реализован проект по строительству и эксплуатации узбекской АЭС. Движение по этой траектории позволит Узбекистану не только решить ключевые задачи урановой промышленности (в том числе отложенные «на потом»), но также добиться позитивных сдвигов в других сферах хозяйства: (1) повысить надежность энергообеспечения в условиях сокращения запасов природного газа - основного энергоносителя в секторе генерации, (2) снизить риски, связанные с использованием водных ресурсов, объем которых может сократиться в ближайшие несколько лет после завершения строительства нескольких крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии, (3) в широком спектре отраслей нарастить выпуск промышленных товаров/услуг и сельскохозяйственной продукции.    



Нет комментариев
Добавить комментарий