+7 926 9561571

Обзор сектора возобновляемой энергетики (ВИЭ) республики Узбекистан.

Обзор сектора возобновляемой энергетики (ВИЭ) республики Узбекистан.

Obzor sektora vozobnovlyaemoi energetiki VIE respubliki Uzbekistan.

Возобновляемые источники энергии. Климатические и природные условия Республики Узбекистан предоставляют широкие возможности для использования ВИЭ.

Отметим, в среде экспертов имеются расхожие мнения по вопросу отнесения к сектору ВИЭ объектов гидроэнергетики в зависимости от их мощности. В эту категорию по различным соображениям могут включать не только микро-, малые, средние, но также крупные ГЭС мощностью от 10 МВт. В законодательных актах Республики Узбекистан выделяются «крупные» ГЭС, а остальные зачастую обосабливаются в группу «микро-, малые и средние ГЭС мощностью от 0,2 до 30 МВт». Подобный подход к счету целесообразно принять во внимание для более достоверного анализа ситуации в национальном ТЭК.        

Наиболее крупный потенциал заключен в секторе энергии солнца. Этот источник почти универсален – он позволяет производить электрическую или/и тепловую энергию (и ограниченно используется в транспортном секторе – в транспортных средствах на электрической тяге). На географической широте Узбекистана утилизация солнечной энергии возможна путем применения широкого спектра промышленных технологий: солнечных батарей (фотогальванических преобразователей), концентраторов различных типов, комбинированных станций. Ниже в таблице приведены данные, характеризующие потенциал ВИЭ.


Таблица. Потенциал возобновляемых источников энергии в Республике Узбекистан, млн. т н.э.

Потенциал возобновляемых источников энергии в Республике Узбекистан, млн. т н.э.


 Источники: Отчеты ПРООН «Перспективы развития возобновляемой энергетики в Узбекистане» (г. Ташкент, 2007 г.), «Альтернативные источники энергии: возможности использования в Узбекистане», (г. Ташкент, 2011 г.), сс. 74, URL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/timber/meetings/20130522/presentations/17-Alternative_energy_sources_Use_of_biogaz_technology_in_Uzbekistan__Marat_Embergenov__Uzbekistan.pd, оценка автора.


Возобновляемые источники энергии могут применяться в различных секторах хозяйства (таблица).


Таблица. Основные технологически возможные направления использования ВИЭ в Республике Узбекистан.


Основные технологически возможные направления использования ВИЭ в Республике Узбекистан.


Источники: Заключительный отчет ПРООН «Перспективы развития возобновляемой энергетики в Узбекистане» (г. Ташкент, 2007 г.), «Альтернативные источники энергии: возможности использования в Узбекистане», (г. Ташкент, 2011 г.), сс. 74, 


Анализ приведенных данных свидетельствует о наличии трех приоритетных технологических направлений применения ВИЭ в стране: генерация электроэнергии (централизованное и децентрализованное), производство тепловой энергии и моторного топлива.

Существуют отдельные оценки возможностей применения ВИЭ в национальной электроэнергетике. По размеру потенциала после энергии солнца вторым ресурсом является энергия воды, третьим - ветра. Соответствующий показатель для биомассы составляет 1,5 ТВт*ч в год. Ниже в таблице приведены данные, характеризующие потенциал ВИЭ в сегменте генерации электроэнергии.


Таблица Примерный технический потенциал ВИЭ Республики Узбекистан в секторе генерации, ТВт* в год.


Примерный технический потенциал ВИЭ Республики Узбекистан в секторе генерации, ТВт* в год


Источники: Kochnakyan A., Khosla S.K., Buranov I., Hofer K., Hankinson D., «Uzbekistan Energy/Power Sector Issues Note»,  International Bank for Reconstruction and Development/World Bank, 2013, p-82, URL: https://www.ekonomi.gov.tr/portal/content/conn/UCM/uuid/dDocName:EK-203124, The Outlook for Development of Renewable Energy in Uzbekistan, UNDP, 2007; Bahtiyor R. Eshchanov et al., Potential of Renewable Energy Sources in Uzbekistan, Journal of Knowledge Management, Economics and Information Technology 7 (December 2011): 3-14; CAREC Power Sector Master Plan, ADB, Feb. 2012; Bank team.


В начале второго десятилетия XXI века было освоено около 0,7 % технического потенциала ВИЭ в основном путем использования энергии воды. Согласно планам указанного периода, к 2020 г., т.е. примерно за десять лет, в структуре доходной части энергобаланса долю ВИЭ предполагалось расширить до 6%. Реалистичность этого замысла представляется низкой и в более отдаленном временном периоде: даже с учетом сектора крупных ГЭС (т.е. с грубым нарушением методики счета) производство ВИЭ-энергии требуется увеличить более чем в 10 раз.

С целью продвижения идей устойчивого развития, противодействия изменению климата, расширению использования ВИЭ в регионе правительство Узбекистана осуществляет меры по формированию соответствующей научно-исследовательской и поддерживающей инфраструктуры (часть мероприятий финансируется международными, общественными, неправительственными организациями и фондами).

В 2012-2013 гг. в г. Ташкент создан «Региональный Центр Центральной Азии по возобновляемым источникам энергии» («РЦЦА»). Согласно уставу, к основным направлениями деятельности «РЦЦА» относятся:

- развитие международного сотрудничества в регионе;

- содействие выработке согласованной политики государств Центральной Азии в сфере возобновляемой энергетики;

- реализация «Регионального плана действий по охране окружающей среды Центральной Азии» и других подобных программ, планов;

- вовлечение гражданского общества в разработку политики в сфере ВИЭ.  

В 2017 г. принято решение о создании на базе «Института энергетики и автоматики Академии Наук Республики Узбекистан» новой структуры - «Научно-технического центра», подчиненной АО «Узбекэнерго» с целью проведения НИОКР, коммерциализации результатов научно-исследовательской деятельности в сферах ВИЭ и энергоэффективности, участия в разработке государственных стратегий, планов развития энергетики, программ модернизации объектов ТЭК. В отдельных секторах возобновляемой энергетики действуют профильные научно-исследовательские организации, часть из них функционирует уже несколько десятилетий. Эти структуры рассмотрены в следующих разделах данной научной работы. Рассмотрим лапидарно развитие сферы ВИЭ в Узбекистане.

Солнечная энергетика Узбекистана.

Потенциал солнечной энергии Узбекистана изучен достаточно детально.  По числу солнечных дней в году страна превосходит Испанию. Программы по разработке технологий использования солнечной энергии республик Средней Азии были приняты в СССР в середине прошлого столетия. Этими вопросами занимались научные учреждения Узбекистана, Туркмении, Армении. В Академии наук Туркменской ССР работал один из выдающихся советских ученых В. А. Баум, изучавший возможности опреснения морской воды с использованием ВИЭ. В Узбекской ССР работы велись по двум ключевым направлениям: производство тепловой/электрической энергии и высокотемпературное материаловедение.

В 1943 г. в г. Ташкент основан «Физико-технический институт» («ФТИ», крупнейший в Средней Азии) – первый академический институт, перед которым поставлены задачи по проведению фундаментальных и прикладных исследований в области физической науки и техники. В 1981-1987 гг. организован институт «Физики Солнца» и построен уникальный объект «Большая Солнечная Печь» - солнечный концентратор с отражающей системой, состоящей из 10,7 тыс. зеркал. В различные годы ХХ века были введены в эксплуатацию несколько промышленных установок по опреснению минерализованных грунтовых вод (использовались в животноводстве), жилые здания с автономным отоплением, завод по выпуску солнечных концентраторов.

В 2003 г. на научно-исследовательской базе НПО «Физика-Солнце» (входит в состав «ФТИ») создано специальное подразделение - «Гелиополигон», приоритетами которого являются:

-  проведение фундаментальных и прикладных исследований по преобразованию солнечной энергии в другие виды энергии;

- создание экспериментальных образцов тепловых, фотоэлектрических и энергетических установок;

- разработка технологий синтеза высокотемпературных оксидных материалов.

Карта-схема, характеризующая потенциал солнечной энергии различных регионов страны, приведена ниже на рисунке.


Потенциал солнечной энергии (ФГУ) в Узбекистане, кВт*ч/кВт пик.

Рисунок: Потенциал солнечной энергии (ФГУ) в Узбекистане, кВт*ч/кВт пик.


Примечание. Максимальное количество произведенной энергии в период солнечной активности измеряется в «кВт пик».  

Источники: World Bank Group, Global Solar Atlas, Solargis, URL: https://solargis.com/maps-and-gis-data/download/uzbekistan/.


В 2012 г. при поддержке «Азиатского банка развития» создан «Международный институт солнечной энергии» («МИСЭ»), согласно постановлению президента Узбекистана «О создании Международного института солнечной энергии». Партнерами «МИСЭ» являются такие зарубежные и национальные организации, как: «Корейское агентство международного сотрудничества («KOICA»), «Японское агентство международного сотрудничества» («JICA»), «MirSolar Ltd» (Узбекистан), «Plan Best Energy» (СП Узбекистан-Республика Корея), «Институт высоких температур академии наук» (Российская Федерация), «Pretherm Solutions GmbH» (ФРГ), «INITEC Energia» (Испания).

Во втором десятилетии наступившего века принят указ президента Республики Узбекистан от 31 марта 2013 г. «О мерах по развитию альтернативный источников энергии», в котором зафиксированы основные направления развития сферы ВИЭ и солнечной энергетики на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Согласно документу, в числе первоочередных мер – продолжение строительства заводов по производству энергетического ВИЭ-оборудования, расширение мощностей солнечных электростанций и водонагревательных систем (коллекторов), ГЭС малой мощности (до 5 МВт), ветрогенераторов/ветропарков.

В новом веке страна предприняла ряд практических действий по развитию солнечной энергетики. В 2008-2018 гг. с участием зарубежного капитала реализованы проекты по созданию добывающих мощностей и заводов, выпускающих кремний, солнечные батареи, солнечные концентраторы, а также построены несколько солнечных электростанций.

Отметим, с учетом природно-климатического фактора к перспективным территориям развития солнечной электроэнергетики отнесены Гузарский район Кашкадарьинской области, Шерабадский район Сурхандарьинской области, Папский район Наманганской области.

В 2008 г. «Государственный комитет по геологии и минеральным ресурсам Узбекистана» и компания «Neoplant» (Республика Корея) создали совместное предприятие «Uz-Kor Silicon» по разработке месторождений кварца и кварцитов в Кашкадарьинской и Самаркандской областях. В 2012 г. в Навоийской области участниками указанного СП построен первый в стране комплекс по добыче ежегодно 39 тыс. т кварцевой руды и производству 12 тыс. т технического кремния (марка 441, предназначен в основном для экспорта).

В 2013 г. государственная компания «Узбекэнерго» и китайская корпорация «Suntech Power Co.» согласовали план по совместному (в равных долях) строительству в свободной индустриально-экономической зоне «Навои» завода по выпуску фотогальванических модулей (среднегодовая производственная мощность - 100 МВт). По состоянию на 2018 г. проект не реализован по причине банкротства «Suntech Power Holdings Co», которая, возможно, не выдержала конкурентной борьбы с китайскими же компаниями сектора.

В 2014 г. в специальной индустриальной зоне «Ангрен» участниками СП «Uz-Shindong Silicon» (Узбекистан-Республика Корея) введен в эксплуатацию второй в стране завод по выпуску технического кремния мощностью 5-6 тыс. т в год (сырье поставляется из Джизакской области). В указанном году в СЭЗ «Джизак» СП «Quyosh issiqlik energiyasi» завершило строительство предприятия по серийному изготовлению солнечных широкой линейки водонагревательных систем, включая вакуумно-трубчатые СВК (производительность завода - до 15 тыс. изделий в год).

В 2015 г. в Наманганской области совместно с корейскими специалистами введена в эксплуатацию СЭС малой мощности (130 кВт), работающая в тестовом режиме. В 2016 г. в Бухарской области на объекте компании «Лукойл» начала функционировать СЭС мощностью 1,2 МВт.

В среднесрочной перспективе запланировано строительство нескольких крупных СЭС (по 100 МВт) в Наманганской области и Шерабадском районе Сурхандарьинской области. По аналогии с программой «Миллион солнечных крыш» (США) и ей подобных намечено расширить мощности ВИЭ-установок в секторе недвижимости путем размещения около 2 тыс. солнечных концентраторов (солнечных батарей и концентраторов) в государственных учреждениях - дошкольных и школьных заведениях, медицинских пунктах, на других объектах государственной собственности, расположенных в удаленных районах и труднодоступной местности.

В долгосрочной перспективе (до 2025 г.) в соответствии с «Солнечной дорожной картой» (разработана специалистами НПО «Физика-Солнце», экспертами «Азиатского Банка Развития», согласована с правительством) намечено строительство нескольких СЭС в Гузарском районе Кашкадарьинской области (ФГУ, 100 МВт), в г. Навои (комбинированная, 130 МВт), на полигоне «МИСЭ» в Кибрайском районе Ташкентской области (комбинированная,10 МВт).

В мае 2018 г. президентом страны было подписано постановление «О дополнительных мерах по реализации инвестиционных проектов в области возобновляемых источников энергии», согласно которому АО «Узбекэнерго» совместно с фирмой «SkyPower Global» (зарегистрирована на Каймановых островах) приступят к созданию солнечных электростанций суммарной мощностью 1 ГВт (вклад «SkyPower Global» - 1,3 млрд. долл. США). Зарубежной материнской компании и ее будущим дочерним предприятиям, созданным в регионах, предполагается предоставить налоговые и таможенные льготы. Кроме того, правительство Узбекистана гарантировало оплату солнечной электроэнергии, поступающей в общую силовую сеть от будущих энергетических объектов, а при неспособности СЭС выйти на режим самоокупаемости закупки будут финансироваться из государственного бюджета.

В начале 2018 г. Правительство Республики Узбекистан и «Международная финансовая корпорация» («IFC», группа «Всемирного банка») подписали соглашение об оказании консультационных услуг, направленных на привлечение зарубежного капитала, развитие солнечной энергетики на базе механизмов ГЧП. В числе первых рассматривается проект по строительству и эксплуатации СЭС мощностью 100 МВт с перспективой тиражирования опыта и увеличения суммарной мощности будущих СЭС до 1 ГВт. 

Средства массовой информации слабо информируют общественность о ходе реализации государственных планов по развитию сферы ВИЭ, поэтому в настоящее время сложно судить об успехах и проблемах соответствующих национальных проектов.

В целом, солнечная энергетика страны развивается по восходящей траектории. В стране созданы предприятия, выпускающие солнечные модули и концентраторы различных типов, стабильно растет профессиональный уровень специалистов, в отрасль поступают иностранные инвестиции и технологии. В настоящее время данный сектор ВИЭ находится на этапе перехода от опытных и первых пилотных образцов солнечных станций (вырабатывающих электрическую или/и тепловую энергию) к реализации масштабных задач с использованием различных механизмов поддержки со стороны государства: путем предоставления льгот, гарантий подключения СЭС к общим силовым сетям и закупки электроэнергии, возмещения убытков в случае снижения конкурентоспособности по цене вырабатываемой электроэнергии, реализации программ по оснащению солнечными батареями и концентраторами объектов, находящихся в государственной собственности, выполнение проектов на принципах государственно-частного партнерства. Проблемы развития сектора связаны с техническим параметрами преобразователей (низким КПД, относительно коротким сроком службы, длительным периодом окупаемости оборудования в бытовом и промышленном секторах, который оценивается в 13-16 лет при действующих тарифах на газ и электроэнергию).   

Энергия воды (малые ГЭС).

История создания гидроэнергетических сооружений на территории современного Узбекистана начитывает несколько сотен лет. В начале ХХ века строительство электростанций малой мощности было частью масштабных задач социально-экономического развития региона, в том числе сельского хозяйства. В этот период возводились сельские, межколхозные общественные ГЭС мощностью несколько десятков кВт.

Наибольшее число малых и микро-ГЭС, автономных и подключенных к общим силовым сетям, созданы во время Великой Отечественной войны для энергоснабжения эвакуированных предприятий и бытового сектора. При строительстве зачастую использовались местные ресурсы и подручные средства (деревянные водяные колеса, детали от автомобилей и др.), работы велись без квалифицированных расчетов, что снижало надежность систем. В целом, развитие малой гидроэнергетики оказало положительное влияние на экономику республики, так как способствовало освоению энергии малых рек и водотоков, стабилизации суточных и недельных колебаний спроса на электроэнергию и частоты сети без значительных материальных затрат. К недостаткам генерирующих объектов данной категории относились неустойчивость режима генерации, невысокая надежность и необходимость остановки во время паводка примерно на 3 месяца в году. Эти проблемы усиливались ввиду низкой квалификации лиц, ответственных за эксплуатацию и ремонт.

            В конце прошлого века многочисленные малые ГЭС были остановлены (законсервированы) по различным причинам (снижение ассигнований из государственного бюджета, ведомственная реорганизация, высокий уровень износа плотин и оборудования, отсутствие запасных частей для ремонта, отток профессиональных кадров и др.).

В середине 90-х годов обозначены первые меры по развитию малой гидроэнергетики в новых условиях (постановление «О развитии малой энергетики в Республике Узбекистан», утратило силу 25.09.2017 г.). Данный документ определил основные направления развития ГЭС, находящихся на балансе министерства мелиорации и водного хозяйства (так оно называлось ранее), с целью повышения эффективности использования энергии рек, водотоков, гидротехнических сооружений, водных ресурсов и надежности энергоснабжения сельских районов. Профильным и заинтересованным министерствам поручалось (1) разработать программу создания заводов/цехов по выпуску гидросилового оборудования, (2) оценить возможности естественных водотоков и разработать схему использования их гидроэнергетического потенциала. В этот период была принята государственная программа, предусматривающая строительство 142-х ГЭС (СУМ – примерно 1,3 ГВт). В дальнейшем были модернизированы и построены несколько электростанций, в том числе «Ургутская» ГЭС (3 МВт) в Самаркандской области.

В 2015 г. одобрена вторая государственная программа развития гидроэнергетики на 2016-2020 гг. В документе намечены меры по введению в эксплуатацию двух гидроэнергетических станций малой мощности (год создания/модернизации, установленная мощность, МВт): «Нанайской» на р. Аксарай (2017 г., 2,0) и «Дектарской» на р. Танхизыдарья (2019 г., 2,5) и модернизации «ЮФК-1» (входит в «Каскад Шахриханских ГЭС», до 2018 г.; 2,3) и некоторых других УМ более 5 МВт.

            Для развития малой гидроэнергетики путем строительства новых электростанций и снятия с консервации ранее действующих ГЭС правительство Узбекистана предпринимает усилия по привлечению зарубежного капитала и заемных средств международных финансовых организаций. В 2017-2018 гг. в число стран-потенциальных инвесторов входили Китай, Япония, Республика Корея, Индонезия. Возможно, отдельные проекты будут реализованы при поддержке «Азиатского банка развития».

Итак, в последние несколько десятков лет прошлого века объекты малой гидроэнергетики получили широкое распространение. Они создавались на реках и водотоках как отдельные объекты и в качестве элементов гидротехнических сооружений.    В 90-е годы многие малые ГЭС были остановлены по различным причинам. В наступившем веке велось «точечное» строительство микро- и малых ГЭС (от 0,2 до 30 МВ, диапазон установлен законодательно), восстанавливались отдельные ранее действующие электростанции.

К основным трудностям, сдерживающим развитие этого сегмента ВИЭ, кроме ограниченности государственных ресурсов, относятся:

  1.  низкий уровень развития институциональной среды (в части стандартизации, поддержки предпринимательских инициатив и др.), неоднократная реорганизация государственной системы управления сектором,
  2.  отсутствие единой базы данных о потенциале рек и водотоков (всего – более 360 водных объектов),
  3.  высокая стоимость строительства, отсутствие в стране мощностей по выпуску оборудования, способного функционировать при малом напоре и расходе воды,
  4.  сложность процедуры присоединения установок к общим силовым сетям,
  5.  нехватка квалифицированных кадров.

Ввиду принятия комплексных мер поддержки со стороны государства, указанные проблемы могут быть в основном решены в среднесрочной перспективе, т.е. в период 2020-2022 гг.       

Ветровая энергетика Узбекистана.

Узбекистан располагает возможностью использования энергии ветра, но ранее этот сектор ВИЭ не входил в число приоритетных направлений развития местной энергетики. В прошлом веке без тщательного проектно-изыскательского и научно-технического обоснования были установлены ВЭУ промышленной мощности в трех областях - Навоийской, Бухарской и Сырдарьинской, (вблизи ГЭС «Фархадская»), но эти проекты не принесли ожидаемых результатов. Положительный опыт был получен при использовании ВЭУ малой мощности – от 3 до 6 кВт, в том числе на гибридных (солнечно-ветровых) электростанциях в предгорных районах.  

В начале ХХI века национальные и зарубежные специалисты обобщили ранее известную информацию, провели новую серию наблюдений, необходимых для оценки локальной и региональной экологической ситуации, рисков, связанных с движением воздушных масс (на территории страны функционируют около 90 метеостанций, которые предоставили итоги системных наблюдений за 1994-2004 гг. и другие периоды в основном на высотах до 10 м.). В итоге в середине 2000-х годов валовый потенциал был оценен в 2,2 млн. т н.э. в год, технический - в 0,4 млн. т н.э. в год (в пять раз меньше), а экономический – как «незначительный». Ниже на рисунке …приведен один из вариантов карты ветров Республики Узбекистан. Ее анализ позволяет общее представление о характере распределения ветроэнергетического потенциала в пределах территории страны.


Карта ветров Республики Узбекистан, 2004-2005 гг.


Рисунок. Карта ветров Республики Узбекистан, 2004-2005 гг.


Источник: UN, «World Health Organization», «Uzbekistan: Wind Speed Hazard Distribution Map (Five year return period», 2010, URL: http://data.euro.who.int/e-atlas/europe/images/map/uzbekistan/uzb-windspeed-5.pdf .


Согласно представленным данным, участки местности, на которых скорость ветра превышает 10 м/с и характеризуется постоянством во времени, приурочены к предгорным, горным и пустынным районам с низкой плотностью населения, т.е. удаленных от центров потребительского спрос (современные ВЭУ функционируют в пределах скоростей ветра около 3-15 м/с). В географической структуре потенциала основная доля приходится на Республику Каракалпакстан (0,9 млн. т н.э. в год - около половины валового потенциала), а для густонаселенной Ферганской долины этот показатель составляет 0,04 млн. т н.э. в год (примерно 1/50). Подобный «перекос» спроса и потенциального предложения, характерный для многих стран мира, сдерживает развитие национальной ветроэнергетики.

Другой серьезной (также традиционной для ветроэнергетики) проблемой Узбекистана является ярко выраженная неравномерность распределения энергетического потенциала во времени. Скорость ветра значительно изменяется в зависимости от сезона, при этом период штиля составляет примерно три месяца. Это обусловлено особенностью климатических и атмосферных процессов, происходящих в данном регионе планеты. Для сглаживания соответствующих негативных эффектов в секторе генерации требуется применение новейших технических средств.  

Рассмотрим практический опыт Республики Узбекистан в сфере промышленного применения ветроэнергетических установок.

Первая ВЭУ мощностью 170 кВт и стоимостью более 2 млн. долл. США построена в 2010 г. вблизи Чарвакского водохранилища. Проектная документация выполнена ОАО «Гидропроект», оборудование поставлено компанией «Doojin Co.» (Республика Корея). Вторая (опытная, но первая крупная в масштабах Средней Азии) ВЭУ китайского производства установлена в 2012 г. в п. «Юбилейный» Бостанлыкского района (Ташкентская область). Ее мощность - 750 кВт, диаметр ветроколеса – 50 м, высота башни - 65 м.

В 2012 г., опираясь на полученный опыт, АО «Узбекэнерго» наметило создать ветропарк мощностью 100 МВт, вырабатывающий около 170 млн. кВт*ч электроэнергии в год. Впоследствии сроки реализации плана были отложены на десять лет по различным причинам, в том числе из-за отсутствия надежных комплексных показателей ветроэнергетического потенциала.

В середине второго десятилетия параметры потенциала энергии ветра были уточнены. В 2015 г. компания «Intec-GOPA» (AHU), ассоциация «Geo-Net» (Канада) при участии АО «Узбекэнерго» и унитарного предприятия «Талимарджанская ТЭС» по итогам годовых наблюдений и проектно-изыскательских работ путем компьютерного моделирования создали национальный «Атлас Ветров». По мнению экспертов, валовый потенциал энергии ветра превысил 520 ГВт (это возможная суммарная мощность ВЭУ), что теоретически позволяет вырабатывать более 1 трлн. кВт*ч электроэнергии в год.

 К перспективным районам развития отнесены Навоийская область и участки, расположенные в Республике Каракалпакстан вблизи удаленных населенных пунктов и малой промышленной зоны «Муйнак» (создана в 2017 г. на территории бывшего «Муйнакского рыбоконсервного комбината» и крупнейшего в Средней Азии). С технической точки зрения, согласно рекомендациям исследователей, наиболее оптимальным решением является использование ветроэнергетических установок мощностью 3 МВт и диаметром ротора 100 м. В 2015-2016 гг. удельные капиталовложения в создание 1 МВт мощности ВЭУ оценивались в 1 млн. долл. США (сопоставимо с аналогичным показателем для ТЭС), себестоимость ветровой электроэнергии – примерно в 5,5 ц./кВт*ч.

В целом, ветроэнергетика страны развивается низкими темпами. В числе основных сдерживающих факторов можно указать следующие:

  1.  отсутствие полных и надежных данных, характеризующих ветроэнергетический потенциал на высотах более 10 м над поверхностью земли,
  2.  территориальная неравномерность энергетического потенциала,  удаленность районов относительно благоприятного производства энергии от центров концентрированного спроса, также сезонный характер выработки электроэнергии (около 9 месяцев в году), что обусловлено природно-климатическими, историческими и социально-экономическими причинами,
  3.  высокий уровень затрат на строительство ВЭУ ввиду отсутствия местных предприятий по выпуску высокоэффективного оборудования, способного функционировать в местных условиях, и нехватки квалифицированных кадров,
  4.  слабая государственная поддержка сектора, его низкая привлекательность для иностранных инвесторов.


Сектор биомассы.

Узбекистан обладает возможностью использования биомассы в энергетике ввиду благоприятных природно-климатических и социально-экономических условий: высокой среднегодовой температуры окружающей среды, большого числа солнечных дней в году, наличия развитых сфер производства, переработки сельскохозяйственной продукции и водных ресурсов.

Возможности использования биомассы в национальной экономике изучены не в полной мере. Соответствующие показатели, представленные в открытом доступе, значительно разнятся, тем не менее на их основе можно выделить некоторые основные характеристики данного сектора ВИЭ.

Энергетический потенциал сектора биомассы, сконцентрирован в сельском, а также лесном (около 1/3 территории страны покрыты лесами, но в них разрешена лишь санитарная вырубка) и рыбном хозяйствах. Косвенным показателем высокого уровня развития указанных трех секторов является их вклад в ВВП, находящийся вблизи отметки в 16% (2016 г.). Часть валового потенциала биомассы (возможно, 10-20%) обеспечивается отходами пищевой, перерабатывающей и обрабатывающей промышленности, а также коммерческого и бытового сектора городов и поселков, где ежегодно генерируются более 30 млн. куб. м ТБО (вывозятся на 180 полигонов). При утилизации всех указанных отходов теоретически может быть произведено 9,0 млрд. куб. м биометана в год, что в пересчете на природный газ через показатель теплотворной способности подобно 5,5-6,5 млрд. куб. м (4,8-5,3 млн. т н.э.).     

Отметим особенности сельского хозяйства страны. Прежде всего – это высокий удельный вес сельского населения. Из 31 млн. граждан республики около 19 млн. человек (60%) проживают в сельской местности и образуют более 4,7 млн. дехканских хозяйств - небольших ферм и семейных предприятий. На личные подсобные хозяйства в зависимости от сегмента приходится 83-93% национального производства сельскохозяйственной продукции. В 2017 г. поголовье крупного рогатого скота превысило 12 млн., мелкого рогатого скота – 19 млн., птиц – около 67 млн., при этом объем органических отходов оценивался в 120 млн. куб. м в год. В период до 2023-2025 гг. приведенные показатели могут вырасти на 10% и более, ввиду реализации государством комплексных мер по стимулированию развития агропромышленного комплекса, лестного хозяйства, рыбной отрасли.  

Итак, источники биомассы, пригодные для рентабельного производства  тепловой и электрической энергии, следующие: стебли хлопчатника (2-4 т с одного гектара), камыш (воспроизводится вблизи водоемов в размере 10-12 млн. т в год), солома овса, пшеницы, ячменя, шелуха овса и риса, щепа саксаула черного (образуется в ходе санитарных вырубок), промышленные отходы пищевой и перерабатывающей промышленности (ботва, пивная дробина, скорлупа кедрового ореха, отходы виноделия и сокового производства и др.), бытовые твердые и жидкие отходы, навоз, птичий помет, водоросли.

По приблизительным оценкам, валовой потенциал биомассы составляет 10,0 млн. т н.э. в год, из них на отходы хлопководства (стебли хлопчатника при их полной утилизации путем термохимической конверсии) приходится до 2,2 млн. т н.э., биометан (в основном в секторе животноводства) и свалочный газ (при переработке ТБО) – примерно 5,0 млн. т н.э.  

В долгосрочной перспективе просматривается увеличение энергетического потенциала биомассы по следующим причинам: (1) увеличение численности населения, урбанизация, (2) развитие животноводства, птицеводства, растениеводства, (3) расширение выпуска сельскохозяйственной продукции и мощностей перерабатывающей, пищевой промышленности, (4) формирование децентрализованных систем энергоснабжения в сельской местности, (5) рост экологических рисков, что требует освоения территорий, не пригодных для традиционного земледелия, т.е. участков засоленных почв, на которых могут выращиваться специальные технические культуры - галофиты, предотвращая тем самым дальнейшую деградацию земель, площадей, находящихся в полупустынных и предгорных районах.

В природных условиях Узбекистана переработка биомассы в газообразное, твердое и жидкое биотопливо может производиться с использованием широкого набора методов: термохимической конверсии (аэробное брожение), применением биотехнологий (микроорганизмы), пиролиза, путем непосредственного сжигания в необработанном виде, в форме пеллет, брикетов, в смеси с твердым углеводородным топливом (на угольных ТЭС). Технологии утилизации биомассы «смыкаются» с производством удобрений, кормов для животных, биодобавок, строительных материалов. 

На текущем этапе среди многих рассматриваемых и обсуждаемых путей развития биотопливной промышленности можно выделить одно наиболее перспективное направление – выработка биогаза на базе отходов животноводства, птицеводства, растениеводства и твердых бытовых отходов. Интерес к подобным технологиям традиционно проявляют и семейные фермерские хозяйства, и крупные животноводческие, растениеводческие комплексы, а в ряде случаев - местные и центральные власти при административной поддержке государства и финансовой помощи различных структур: ООН («Программа развития ООН», «Всемирный банк»), «ЕБРР», узбекских фондов-  «Фонда поддержки социальных инициатив» (создан в 2006 г.) и «Форума культуры и искусства Узбекистана» (2004 г.), других международных донорских и неправительственных организаций.

Практическое освоение энергетического потенциала биомассы начато несколько десятилетий назад. Ранее развитие биотопливных технологий сдерживалось по причине наличия в республике доступных по цене ресурсов углеводородного сырья. В конце 90-х-начале 2000-х годов помощь сектору начали оказывать зарубежные организации в рамках проектов по переводу экономики страны на траекторию «чистого» развития. Высокую активность проявили «Глобальный Экологический Фонд» (предоставил гранты на реализацию проектов), «Программа развития Организации Объединенных Наций» (разработала ряд концепций, дорожных карт, рекомендаций по использованию ВИЭ, оказала содействие в создании нескольких промышленных биогазовых установок), «ЕБРР».

В период до середины второго десятилетия при поддержке международных структур в Узбекистане реализованы следующие проекты и мероприятия.

В 2006 г. на предприятии «Milk-agro» (Зангиатинский район Ташкентской области) введена в эксплуатацию первая мощная БГУ, состоящая из двух модулей суммарным объемов 120 куб. м. Установка использует отходы животноводческого комплекса (КРС – около 500 годов) и способна производить до 300 куб. м биометана в сутки.

В 2009 г. компанией ООО «Smart Biogas» реализован проект по строительству биогазового комплекса (ресурс – отходы птицефабрики) и обогреваемых теплиц на землях фермерского хозяйства «Mutalif Bogistoni» (Ташкентская область).

В 2010 г. в Касбинском районе Кашкадарьинской области на мощностях животноводческого комплекса введена в эксплуатацию БГУ производительностью до 1 тыс. куб. м биометана в сутки.

В 2012 г. в г. Ахангаран (Ташкентская область) завершен проект стоимостью 3,5 млн. долл. США по обустройству полигона ТБО и созданию БГУ, утилизирующей свалочный метан. Предполагается, что эта мера позволит Узбекистану участвовать в глобальной торговле выбросами парниковых газов и получать ежегодно доход в размере 850 тыс. евро.

В 2012 г. разработана дорожная карта по развитию национального рынка биогазовых технологий. В этом документе приведены следующие рекомендации специалистов «ПРООН»:

- развитие институциональной среды – принятие стандартов в отношении оборудования, услуг, биотоплива (биогаза), утверждение порядка лицензирования и выдачи разрешений на строительство БГУ;

- внедрение механизмов стимулирования производителей оборудования и пользователей (налоговые, таможенные льготы, кредитование под разумный процент и др.);

- развитие собственного производства биогазовых установок модульного типа, например, на базе мощностей завода «Узбекхиммаш».

В 2016 г. в Булакбашинском районе Андижанской области на базе предприятия ООО «Даврон агросаноат» (тепличное хозяйство) введена в эксплуатацию пилотная БГУ с биореактором вместимостью 400 куб. м. В дальнейшем предполагается тиражирование этого опыта в масштабе региона.

В целом, за последние несколько лет сектор переработки биомассы расширился в несколько раз. Приоритетное направление его развития - производство биогаза на базе отходов сельского хозяйства.  По данным национальной статистики, в 2011 г. в крупных животноводческих и птицеводческих хозяйствах насчитывалось 16 биогазовых установок, в 2015 г. данный показатель увеличился в 2,5 раза – до 42 ед. Согласно государственным планам, в 2017-2019 гг. число действующих БГУ вырастет на 726 ед.  

В ближайшей перспективе предполагается кратно нарастить национальный выпуск современного оборудования различной мощности с тем, чтобы обеспечить потребности частного сектора и крупных хозяйств. В 2017 г. утверждены два проекта по созданию новых мощностей в Дехканабадский районе (на базе ООО «Дехконобод биогаз») и расширению выпуска БГУ до 100 установок в год на предприятии «Ixlos Biznes Baraka» (Уртачирчикский район). На июль 2018 г. намечен ввод в эксплуатацию завода по производству и сервисному обслуживанию биогазовых установок (акционеры СП - НХК «Узбекнефтегаз» и китайская компания «Poly International Нoldings Co., Ltd». Одновременно разработаны меры по увеличению производства композитных материалов и локализации производства комплектующих для БГУ.



Нет комментариев
Добавить комментарий