+7 926 9561571

Производство энергоносителей и потребление энергоресурсов Китая

                                      Матвеев Игорь Евгеньевич

Производство энергоносителей и потребление энергоресурсов Китая

                                      Proizvodstvo-energonositelei-i-potreblenie-energoresursov-Kitaya

                                      Авторская статья.


Потребление энергоресурсов КНР


Потребности Китая в первичной энергии резко увеличились в первой декаде ХХI века. В 2001-2018 гг. внутренний спрос вырос более чем в три раза – с 1067,7 млн. т н.э. в год до 3273,5 млн. т н.э. в год (аналогичный показатель в 1990 г. составил 684 млн., в 1995 г. – 890 млн. т н.э.). По абсолютному расходу энергии КНР обогнала США в 2009 г. и в последующий период закрепила мировое первенство по данному параметру. Отметим, по объему выбросов «парниковых» газов в атмосферу Китай стал глобальным лидером в 2006 г. В конце 2018 г. в мировой структуре энергопотребления на долю китайской экономики приходилось более 23%, США – менее 17%.

В стране наращивание спроса осуществлялось поступательно, но неравномерно. В первой половине 2000-х годов среднегодовые темпы прироста достигли максимальных значений (более 14%). До минимального уровня в 1-2% в год они сократились в 2014-2017 гг., а в 2018 г. увеличились до 4,3% (рисунки 1 и 2).



Потребление первичной энергии в Китае в 1965-2018 гг. и в период до 2035 г. (прогноз)



Темпы прироста потребления первичной энергии в КНР в 2000-2018 гг., %.



В дальнейшем, вероятно, расширение энергопотребления замедлится вслед за сокращением темпов прироста ВВП, которые в 2019 г. могут составить 6,3%, а в 2024 г. - 5,5%.

В хозяйстве страны базовым энергоносителем традиционно является уголь. В 2018 г. в структуре расходной части энергобаланса на его долю приходилось 58% (в 2014 г. – 66%, в 2009 г. – 72%). Аналогичные показатели для нефти и газа составили соответственно 20% и 7,5%, удельный веса крупных ГЭС, станций на базе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и АЭС оценивались в 8%, 4% и 2%.

В последнюю декаду наблюдалась плавная трансформация структуры энергопотребления, при которой доминирующий энергоноситель - уголь замещался другими базовыми источниками – нефтью, газом, энергией атома и ВИЭ. На рисунке 3 приведены данные, характеризующие потребление ископаемого топлива и электроэнергии, выработанной на базе низкоуглеродных источников - АЭС, ГЭС и ВИЭ (агрегированный показатель).


Потребление углеродных и низкоуглеродных источников энергии (ГЭС, АЭС, ВИЭ) в КНР в 2000-2018 гг.,



Показатели, характеризующие потребление отдельных видов энергоносителей, приведены в графическом виде на рисунках 4-7. Оценка спроса в долгосрочной перспективе (на ближайшие 10-15 лет), получена методом физической (технической) аппроксимации с использованием программы «Microsoft Excel».


Потребление угля в КНР в 2000-2018 гг. и прогноз до 2035 г., млн. т н.э.



Потребление нефти в КНР в 2000-2018 гг. и прогноз до 2035 г., млн. т н.э.



Потребление газа в КНР


Потребление электроэнергии, выработанной в КНР на базе ГЭС, АЭС и ВИЭ в 2000-2018 гг.


Обобщая, национальное потребление первичной энергии приближается к стадии насыщения. Вероятно, в долгосрочной перспективе внутренний спрос на первичную энергию будет расти в среднем на 2-3% в год и затем повышательная тенденция будет изменена на противоположную, по подобию ситуации, произошедшей в ХХ веке во многих государствах ОЭСР.

Одним из главных факторов, смягчающих рост энергопотребления, является политика КНР, нацеленная на изменение качества экономического развития, т.е. переход с экстенсивного ресурсоемкого (ресурсорасточительного) направления на высокотехнологичный путь, задачами которого являются создание общества «малого достатка» (к 2020 г.) и далее - к более богатому обществу «всеобщего единения» (на базе конфуцианской этики) и экологически более «чистого» хозяйства. На основе данного императива (общезначимого нравственного предписания, принципа поведения) реализуется комплекс долгосрочных мер, в том числе таких, как:

- системная борьба с загрязнением окружающей среды, разумное ужесточение экологических норм;

- создание промышленно-энергетических кластеров («предприятие по добыче углеводородов – ТЭЦ – химическое производство/выпуск алюминия/стройматериалов и других товаров», «шахта – коксовая батарея- завод по газификации (углей)»,

- масштабная цифровизация, способствующая внедрению новых технологий, в том числе энергоэффективных и ресурсосберегающих;

- оптимизация потребления электроэнергии в промышленности (роботизация, автоматизация) и на транспорте (к 2040-2050 гг. намечено завершить перевод наземного транспорта на электрическую тягу);

- сокращение выпуска трудо- и ресурсоемких изделий, углубление переработки сырья, увеличение производства более «чистых» товаров, расширение сферы услуг, развитие экономики общего пользования;

-перенос китайских энергоемких предприятий за рубеж;

- вывод из эксплуатации устаревших генерирующих мощностей, создание современных теплоэлектростанций, в том числе с использованием «чистых» угольных технологий;

-развитие сферы возобновляемых источников энергии, снижение стоимости ветроэнергетических установок и солнечных батарей, себестоимости выработки «чистой» электроэнергии;

- развитие сетевой инфраструктуры, создание национальной активно-адаптивной электроэнергетической сети и систем дальней передачи электроэнергии, позволяющих оптимизировать (сократить на 10-15%) потребление электроэнергии.

Другим фактором, сдерживающим рост энергопотребления, является вывод с территории КНР части производств, принадлежащих крупным и средним ТНК, ввиду экономической политики США.

Согласно приведенным расчётам, в ближайшей перспективе следует ожидать замедления до 1-2% в год темпов прироста спроса на уголь и жидкое топливо. В 2035 г. в абсолютном выражении их потребление, вероятно, приблизится к 2,0-2,2 млрд. т и 600-750 млн. т н.э. в год соответственно. Расход газа вырастет примерно на 1/3 – до 400-520 млн. т н.э. в год (470-600 млрд. куб. м в год).

Возможет двукратный рост генерации на базе крупных ГЭС и АЭС, но расширение этих секторов может сдерживаться факторами экологического, социального (гидроэнергетика) и ресурсного (атомная отрасль) характера.

В три и более раза вырастет расход электроэнергии, произведенной с использованием ветроэнергетических установок, солнечных батарей, биотопливных станций и оборудования, использующего тепло Земли.

Сравним полученные прогнозные показатели с данными, приведенными в «Энергетической стратегии Китая до 2050 г.». Отметим, оба ключевых сценария «China Renewable Energy Outlook 2018» предусматривают рост потребления газа только на 35-40% (таблица 1).


Таблица 1. Сравнительные показатели потребления первичных энергоносителей в КНР в 2018 г. и в 2035 г. (прогноз), млн. т н.э. в год.


Сравнительные показатели потребления первичных энергоносителей в КНР в 2018 г. и в 2035 г.



Сопоставление указанных показателей позволяет сделать вывод о том, что прогнозные показатели, полученные в данном исследовании, наиболее близки к параметрам, зафиксированным в «Сценарии государственной политики» (Stated Policies Scenario).

Второй базовый сценарий «На два град. С ниже» предусматривает пятикратной увеличение производства энергии на базе ВИЭ - со 143 млн. т до 750 млн. т н.э. в год. Реализация этой задачи представляется слабо реалистичной по различным причинам. В этой связи можно согласиться с мнением управляющего директора «WMT consult» Н. Гриб, высказавшей следующее предположение: «Китай разработал два сценария: один для себя..., второй для внешнего пользования – экологический».


Производство энергоносителей


В период с 2000 г. по 2018 г. производство первичной энергии выросло примерно в три раза. Добыча твердого топлива увеличилась в 2,6 раза, природного газа – в 6 раз, нефти – примерно на 15%.

Анализ добычи в годовом исчислении свидетельствует о том, что национальное производство углей увеличивалось в период до 2013 г. В 2014-2017 гг. зафиксировано небольшое снижение, но в 2018 г. показатели отрасли восстановились. Одной из причин этой нестабильности стала реформа угольного сектора, нацеленная на повышение эффективности действующих шахт и карьеров, закрытие небольших низкотехнологичных производств.

В 2017-2018 гг. из эксплуатации выведены 534 производств и количество компаний сократилось до 3,373 тыс. шт. Их суммарная мощность находилась на уровне, достаточном для обеспечения национального спроса в полном объеме и оценивалась в 3,5 млрд. т у.т. в год. Несколько крупных фирм еще не достигли проектных показателей, их потенциал роста - 22,5 млн. т у.т. в год. Характеристика отрасли в разрезе крупных угледобывающих провинций приведена в таблице 2.


Таблица 2. Производство угля в основных добывающих регионах Китае в 2016-2018 гг., млн. т у.т.


Производство угля в основных добывающих регионах Китае в 2016-2018 гг., млн. т у.т.


Объем извлечения из недр жидких углеводородов расширялся до середины второго десятилетия, затем начал сокращаться. Спад обусловлен истощением крупных сухопутных месторождений, разработка которых началась в 60-х годах ХХ века. Освоение новых залежей (наиболее перспективные находятся на шельфе - в Бохайском заливе и Южно-Китайском море) сдерживалось по экономическим соображениям.

Производство газа стабильно нарастало небольшими темпами. Низкоуглеродный сектор (крупные ГЭС, АЭС и сфера ВИЭ) характеризовался устойчивой и активной динамикой.

В 2000-2018 гг. структура доходной части энергобаланса изменилась. Доли угля и нефти сократились, а удельные веса газа, энергии воды, атома и ВИЭ – увеличились. Данные, характеризующие национальное производство углеводородов и электроэнергии, выработанной на базе крупных ГЭС, АЭС и ВИЭ-станций, представлены в таблицах 3 и 4.


Производство первичных энергоносителей в КНР в 2000 г., 2010 г., 2015 г. и 2018 г., млн. т н.э.


Структура доходной части энергобаланса КНР в 2009 г. и 2018 г., удельный вес, %











Нет комментариев
Добавить комментарий